Статьи автора Татьяна Андрееваhttp://polit.ru/author/t_andreeva/Статьи автора Татьяна Андрееваru-RUPOLIT.RUSat, 25 Jun 2016 08:18:34 +0300http://polit.ru/static/polit/img/feed_logo.pngСтатьи автора Татьяна Андрееваhttp://polit.ru/author/t_andreeva/Брекзит: причины и последствия http://polit.ru/article/2016/06/25/brexit2/<p><em>Большинство британцев, принявших участие в референдуме 23 июля, проголосовали за выход из Европейского союза. Некоторые эксперты отмечают, что в результате выхода Великобритании из ЕС могут возникнуть трудности не только у него, но и у самого Соединенного Королевства.</em></p> <p>Идея о выходе и состава Евросоюза возникла в Великобритании достаточно давно, объяснила&nbsp;Татьяна&nbsp;Андреева,&nbsp;старший&nbsp;научный сотрудник Сектора политических проблем европейской интеграции&nbsp;сотрудник подразделения Отдел европейских политических исследований ИМЭМО РАН, специалист по внешней политике Великобритании.</p> <p>&laquo;Референдум в Великобритании &ndash; вещь не случайная. Он, фактически, программировался еще в первое правление Кэмерона-Клегга, то есть в 2010-2015 годы. А спровоцировала Великобританию на референдум экономическая ситуация в Евросоюзе.</p> <p>Сначала это был мировой экономический кризис, который привел к экономическому кризису в самом Европейском союзе &ndash; долговому кризису. Мы его можем видеть по тому, что происходит в рамках зоны евро между Грецией и другими странами. Можно сказать, что латентно этот мировой экономический кризис все-таки имеет место и продолжается в рамках этой зоны, хотя показатели роста экономики стран Евросоюза сейчас, в общем-то, хорошие.</p> <p>Итак, во-первых, этот референдум спровоцировали два экономических фактора. Во-вторых, он был спровоцирован еще и выросшей популярностью <a href="http://polit.ru/article/2014/05/22/adzhiev_britain/">партии Найджела Фараджа &ndash; Партии независимости Соединенного Королевства, ПНСК</a>. Это крайне правая партия, гораздо более реакционная, чем партия консерваторов. Она стала популярной уже в 2005 году, но еще более популярна сделалась на волне экономических неурядиц в стране. В Великобритании в 2010 году тоже была очень плохая экономическая ситуация, но так как страна не входила в зону евро, об этих ее проблемах знали не очень широко. И когда в 2010 году Кэмерон пришел к власти, Евросоюз был озабочен вопросом, как поправить ситуацию в Великобритании, какие деньги выделить ей, чтобы она вышла из экономического кризиса.</p> <p>Однако в итоге Великобритания справилась с кризисом сама. При этом она договорилась, чтобы ни в коем случае не выделять деньги в Евросоюз никому &ndash; ни Греции, ни Ирландии. Хотя Ирландии она деньги все-таки дала, да и Греции первоначально давала деньги, чтобы та вышла из экономического. Но больше не платила взносов в Европейский союз на помощь этим странам, поскольку сама выходила из экономического кризиса. И это характеризует Дэвида Кэмерона, его экономическую политику, и объясняет, за счет чего он второй раз пришел к власти.</p> <p>Но, тем не менее, экономическая ситуация была в стране настолько тяжела, что партии, особенно ПНСК, партия Фараджа, смогли убедить простое население (прежде всего Англии, а уже потом и Уэльса) в необходимости вывести страну из Европейского союза. Убедить под тем предлогом, что Европейский союз пытается контролировать все, в том числе экономические процессы в рамках Соединенного Королевства, и это негативно отражается на экономике Великобритании. Убеждали, что Великобритании может великолепно прожить без Европейского союза: мол, у нее будет прекрасный экономический рост, она не будет тратить дикие деньги на взносы в бюджет Европейского союза и оплачивать прихоти европейской бюрократии.</p> <p>В первое правление кабинета Кэмерона-Клегга борьба как раз и шла по поводу необходимости ограничить взносы в бюджет Европейского союза &ndash; с тем, чтобы эти средства не тратились на прихоти европейской бюрократии. Кэмерон тогда говорил, в общем, очень разумные вещи. Он говорил, что везде кризис, все страдают, все вынуждены следить за своими тратами, а европейская бюрократия считает, будто ситуация настолько хороша, что можно еще &laquo;прожать&raquo; государства на дополнительные взносы. И Найджел Фарадж на этом очень хорошо сыграл.</p> <p>Есть еще один важный фактор &ndash; исторический. Поскольку Великобритания была империей, постепенно менялось представление самих англичан о месте своей страны в мире. Найджел Фарадж смог сыграть и на этих настроениях и убедить нацию, создать у Англии комплекс &laquo;маленькой нации&raquo;, комплекс незащищенной нации, которая вынуждена считаться с чужими условиями, и прежде всего &ndash; с условиями Европейского союза; которая должна встряхнуться, должна заявить, что она что-то из себя представляет; должна сама справиться со всем; должна показать, что она независима, может руководить своими финансами, может себя защищать. И эти настроения действительно существуют, живут внутри британской нации.</p> <p>На этой волне Фарадж в 2014 году и пришел на местные выборы и одержал победу. И это заставило Кэмерона самого заговорить о необходимости проведения референдума по выходу из ЕС, тем более, что его партия &ndash; партия консерваторов &ndash; традиционно, еще со времен Маргарет Тетчер говорила, что надо что-то делать с Европейским союзом. Что нельзя огульно распространять на себя правила, которые принимаются в Европейском союзе, что от этого страдает суверенитет страны, что страна теряет свое лицо; что может пострадать безопасность страны, поскольку внутри Европейского союза есть возможность перемещения капиталов, рабочей силы, услуг. В общем, это то, против чего сейчас, по сути выступает большинство англичан.</p> <p>В связи с миграционным кризисом, который возник в 2015 году, англичане всерьез задумались, что делать. Потому что приток иммигрантов настолько велик, кто британцы забеспокоились и о своей идентичности, и о том, что мигранты отнимают у граждан рабочие места. И есть еще вопрос социальных услуг. Не секрет, что в Великобритании здравоохранение считается одним из лучших, и иммигранты пользуются его услугами, потому что приезжают туда работать. У Кэмерона появилась мысль, что нужно ограничить туризм за социальными пособиями. Как считало местное население, многие приезжали к ним даже не для того, чтобы работать, а для того, чтобы получать великолепные пособия.</p> <p>Фактически, история с пособиями &ndash; это результат действий Блэра. В Великобританию приезжали иностранцы, и если они не могли устроиться на работу, они получали и социальные квартиры, и пособия, и очень долго могли не делать ничего и просто жить за счет государства. Это тоже не нравилось британцам, и Фарадж сыграл на этом. И, чтобы перехватить инициативу Фараджа, Кэмерон воспользовался идеей о референдуме &ndash; тем более, что партия поддержала его. Воспользовался, хотя сам был всегда против этого. Однако в партии был серьезный раскол, он наблюдался еще в 2012-2013 годах, и чтобы скрепить партию, поддержать ее, Кэмерон обратился к идее референдума.</p> <p>Фарадж, гораздо более правый, чем консерваторы, с самого начала говорил, что не нужно никакого референдума &ndash; нужен просто выход из Европейского союза, и все. Чтобы на Великобританию никто не давил и не пытался навязать свои законы и правила, которые не учитывают британских интересов. Нужно выйти, говорил он, чтобы не платить никаких дополнительных денег, когда и у самих куча дыр; чтоб не приезжали мигранты &ndash; они, мол, не нужны, почему за них надо платить? И чтобы перехватить инициативу у крайне правых, консерваторы взяли идею референдума. Первое правительство Кэмерона-Клегга пыталось ее развить: был представлен в парламент соответствующий билль, который там, впрочем, не прошел. Но, что самое интересное, когда в мае 2015 года проходили парламентские выборы, Кэмерон сохранил идею того билля &ndash; потому что партии идея нравилась, они вокруг этой идеи, в сущности, объединились, благодаря ей, почувствовали свои силу, спасли свой электорат, не дали Фараджу оттянуть его для его партии.</p> <p>А, кроме того, если посмотреть статистику, в то время в стране был чудовищный приток мигрантов из Африки и из Китая. И чтобы закрыть страну от этого, спасти нацию от размывания (были и откровенно националистические призывы), консерваторы решили идею о референдуме не отбрасывать. Плюс еще Кэмерона тогда упрекали в мягкотелости &ndash; мол, он не может справиться с работой, партии нужен другой лидер. Вот все это вместе и собралось, и консерваторы пришли на выборы с идеей проведения референдума.</p> <p>Поскольку экономически ситуация в Великобритании наладилась где-то к июню 2013 года, то программа Кэмерона и его министра финансов понравилась населению. Сравнивая ее и другие программы &ndash; например, лейбористов, либеральных демократов, &ndash; оно приходило к выводу, что программа консерваторов интересна, результаты у нее есть. Ведь экономический рост Евросоюза после начала кризиса был отмечен только в 2015 году. А Британия, которая в 2010 году, в момент прихода Кэмерона к власти, имела дело с теми же проблемами, что у Греции были тогда и есть до сих пор, справилась со своим экономическим кризисом к июню 2013 года. Так что страна пошла на выборы и вновь выбрала консерваторов. Ей понравились экономические успехи и идея возможного выхода из Европейского союза, который, по мнению населения, тянет Британию в экономическую пропасть; который пытается перенести на нее свои правила; который не может внутри себя защититься от мигрантов, потому что внутри него нет постоянно охраняемых границ; который, наконец, препятствует Великобритании в высылке преступников по разным причинам (в рамках ЕС существуют правила, не позволяющие Великобритании высылать преступников).</p> <p>Если бы Великобритания была готова остаться с Европейским союзом, то она бы продолжила растворяться в нем. Европейский союз переносил бы на нее свои законы, а она продолжала бы выторговывать какие-то небольшие уступки. Как говорили немцы, описывая политику Великобритании по отношению к Европейскому союзу: &laquo;Беда в том, что Великобритания все время просит сосиску. Но когда она ее получает, она всегда просит о дополнительной сосиске, и мы ее даем&raquo;. То есть Европейский союз каждый раз подчеркивал, что он готов до некоторой степени, до определенного уровня идти на уступки Великобритании. И вот это как раз и была особенностью Великобритании в Европейском союзе, что она сохраняла больший суверенитет, особенно в области внешней политики. У нее были свои границы; она сама на границах контролировала въезд. Но из-за того, что она находилась в Европейском союзе, ей приходилось считаться с правилами и приходилось двигаться вместе с Европейским союзом &ndash; пусть и меньшими шажками, чем другие государства &ndash; по направлению к превращениям Европейского союза в единое государство. </p> <p>Это многим в Великобритании не нравилось, поскольку воспринималось как растворение Великобритании как самобытного государства. Недовольство и привело к референдуму. Он прошел &ndash; и показал, что, фактически, три административно-территориальные единицы четко проголосовали за сохранение их в рамках Европейского союза. Этого хотели бы Северная Ирландия, Шотландия и, как ни парадоксально, Лондон. Уэльс и Англия &ndash; то есть, основная, большая территория &ndash; проголосовали в основном за выход.</p> <p>Что мы получаем в результате? Референдум сам по себе означает, что теперь Великобритания может двигаться по направлению к выходу. При этом есть несколько проблем. Прежде всего: Великобритания может развалиться на отдельные государства. Как известно, Шотландия в 2014 году проводила референдум о том, желают ли шотландцы выйти из Соединенного Королевства. Единственное, что их как бы удерживало в рамках государства &ndash; это возможность доступа к Европейскому союзу и пользования теми уступками, которыми пользовалась Великобритания с момента вступления в Европейский союз. Она же получила много уступок, так что было необыкновенно выгодно оставаться в ее составе. Шотландия хотела бы, чтобы Великобритания и впредь осталась в Европейском союзе, и тогда бы она, Шотландия, в британских рамках пользовалась и всеми благами союза, и всеми уступками, которые Соединенное Королевство за время пребывания в союзе смогло себе получить. Однако Великобритания в массе своей решила, что надо выходить из союза, что безобразию нужно положить конец.</p> <p>Теперь мы оказались перед возможностью проведения второго референдума о выходе Шотландии из Соединенного Королевства &ndash; с тем, чтобы потом как-нибудь присоединиться к Европейскому союзу. Здесь двоякий вопрос, потому что тот референдум, который состоялся в 2014 году, с моей точки зрения, был корректным. Результат его был практически на грани &ndash; еще немного, и шотландцы уже тогда, в 2014 году, могли бы выйти из состава королевства. Сдержало их несколько вещей, и, прежде всего, то обстоятельство, что тогда Великобритания еще оставалась в составе Европейского союза. На втором же месте по значимости были внутренние экономические связи и на третьем &ndash; эмоциональное состояние населения. Все-таки 300 лет в составе государства так просто не проходят &ndash; шотландцы обросли связями с Англией, Уэльсом, Северной Ирландией, и это все вместе держало их, помимо экономики. Поэтому они в последний момент и решили остаться в рамках Соединенного Королевства.</p> <p>Есть еще Северная Ирландия, которая всегда была тесно связана с Ирландией, и если Великобритания уходит из союза, то рвутся связи. Северная Ирландия,возможно (на эту тему уже были публикации), тоже будет готова провести референдум об отделении от Соединенного Королевства. Здесь всегда были неприятные моменты в сосуществовании.</p> <p>То есть, на мой взгляд, мы стоим на пороге развала государственности Соединенного Королевства. </p> <p>Но самое интересное &ndash; это то, что будет твориться с Европой, Европейским союзом. Я убеждена, что поскольку он включает в себя очень много стран с разными, порой вступающими в противоречия интересами, также стоит на грани развала. Развал будет ужасен, с моей точки зрения. Как я это себе вижу? Те страны, которые выходят к Средиземному морю &ndash; то есть Франция, Испания, Португалия, Италия, &ndash; останутся вместе. Из связывает интерес к Африке &ndash; к Магрибу. Они непосредственно завязаны на экономику Африки, ее ресурсы, и у них очень тесные связи и между собой, и с Африкой. Это первый кусок. Второй &ndash; это Северная Европа. Она традиционно ориентируется на Великобританию, и она уйдет с Великобританией. И Германия &ndash; это Центральная и Восточная Европа, Украина и Молдавия. Они и останутся с Германией. Вот схема развала Европейского союза. Экономически это просматривается так.</p> <p>Если же смотреть на возможность атлантических связей, то поскольку выход Великобритании из союза затянется на 2-3 года, то в ближайшее время Европа вряд ли сможет заключить с Соединенными Штатами торговое соглашение TTIP &ndash; аналог того соглашения, которое было заключено тихоокеанскими странами. Правда, Олланд, если помните, сказал, что его страну не устроят условия этого соглашения, так что они подождут договариваться. На этом пока и остановились, и это было незадолго до британского референдума. Сейчас, после референдума, заключить это соглашение, да и вообще договориться с Соединенными Штатами о чем-то экономически будет невозможно &ndash; пока Великобритания не определится, какие пути сотрудничества она оставит для себя и Европейского союза. Британия, по сути, сейчас провалила этот договор. Тем не менее, она будет первой в ряду тех стран &ndash; и даже раньше Европейского союза &ndash; кто сможет после трех лет переходного периода заключить этот договор с Соединенными Штатами.</p> <p>Вот самые наглядные на данный момент результаты референдума о выходе Великобритании из Европейского союза&raquo;, &ndash; считает Татьяна Андреева.</p>Татьяна АндрееваSat, 25 Jun 2016 08:18:34 +0300http://polit.ru/article/2016/06/25/brexit2/МирХозяйство