Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
22 июня 2018, пятница, 12:28
Facebook Twitter VK.com Telegram

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

31 января 2011, 18:53

Анна Зайцева: «"Винзавод" работает именно по договорам»

Евгения Абрамова, «Полит.ру»: Какое у Вас образование?

Анна Зайцева, член художественного совета «Винзавода»: Я закончила историко-филологический факультет РГГУ. Училась там довольно долго, 8 лет, потому что несколько раз уезжала на стажировки в Германию. Первые две были академическими, филологического свойства. А третья, в 2003 году, – рабочая, я присоединилась к команде, которая с немецкой стороны делала выставку «Москва-Берлин». Кроме того, полгода я провела в Швеции — учила шведский язык. Все эти разъезды и растянули мою учебу в университете. А в РГГУ я специализировалась по русской литературе 19 века, писала диплом по неизданным дневникам Михаила Петровича Погодина, которым занялась благодаря Кириллу Рогову.

Е.А.: Вы не пошли в аспирантуру?

А.З.: Нет. Еще студенткой я начала работать. На самом деле, работала я уже со школы — давала частные уроки немецкого. Зарабатывала карманные деньги. На третьем, кажется, курсе универа начала думать о том, чтобы найти более серьезную работу. Тогда моя родная тетя, филолог-скандинавист, познакомила меня с Иосифом Бакштейном. Иосифу в Институт проблем современного искусства нужен был человек, который бы занимался организацией учебного процесса. Он искал, как сейчас помню, женщину лет сорока, почему-то именно с филологическим образованием. Моя тетя имела смелость порекомендовать меня, причем о нашей родственной связи Иосиф узнал гораздо позже. А первое, что я услышала от него по телефону, было: «Деточка, а годочков-то вам сколько?». Но мы встретились, я, видимо, ему подошла, и я проработала с Иосифом до 2007 года.

Е.А.: Как менялись Ваши обязанности при работе с Бакштейном?

А.З.: Начинала я с координационной деятельности в ИПСИ: лекции, студенты, расписания и так далее. Но для меня это был еще и очень важный образовательный опыт, потому что пришла я в ИСПИ с совершенно другим, филологическим бэкграундом — причем моя филологическая специальность никакого отношения к современному искусству не имела. Поэтому в первые два года работы я и организовывала эти лекции, и сама была их благодарной слушательницей.

Частью учебного курса там было что-то вроде отчетной выставки студентов. Традиционно она проходила в рамках некоммерческой программы Арт-Москвы. Так получилось, что организация этих выставок тоже стала моей зоной ответственности. Так я и занялась выставочной работой.

Кажется, в 2003 году у меня был небольшой перерыв в работе в ИПСИ: я уехала в Берлин по рекомендации российских кураторов «Москвы—Берлина», Кати Деготь и Виктора Мизиано. Поездку финансировал немецкий фонд Kulturstiftung der Laender. В Берлине я провела, кажется, месяца четыре.

На это время Иосиф благородно отпустил меня из ИПСИ. И, конечно, очень правильно сделал, потому что работа в немецкой команде дала мне очень много. В немецкой команде было принято проводить общие совещания, где осуждалось все, что связано и с выставкой, и с каталогом. Поэтому у меня была возможность заниматься не только вверенным куском работы, но и вариться в общем котле. Это было действительно очень полезно, и я уже с новыми знаниями и умениями вернулась в Москву.

Е.А.: Почему филолог решил согласиться на такую работу: организация учебного процесса? И потом еще раз сменить сферу интереса – на организацию выставок?

А.З.: Наверно, это связано с моим психопрофилем. Во-первых, мне нравилась самостоятельность. Хотя у меня не было жесткой необходимости искать себе какие-то заработки, я сама чувствовала в этом потребность и чувствовала в себе силы этим заниматься в довольно раннем возрасте. Во-вторых, комфортнее всего я себя чувствую, когда мне удается выстроить определенный баланс между академической работой — сидением в библиотеке, за компьютером, за какими-то текстами, т.е. работой исключительно интравертной — и, наоборот, экстравертностью организационной деятельности.

По крайней мере, тогда я себя чувствовала очень комфортно – занималась переводами, своим Погодиным. Я переводила и искусствоведческие тексты, для того же каталога «Москва-Берлин», и занималась переводами шведской художественной литературы. Перевод романа требует большой концентрации и одиночества. Есть только книжка, три словаря и комп. Но в больших количествах одиночество мне противопоказано. Вот я и придумала себе такую комбинацию.

Е.А.: Вы участвовали в организации двух московских биеннале. Как это было устроено? Что входило в Ваши обязанности?

А.З.: На биеннале я попала из того же ИПСИ. К 2004 году, когда началась подготовка к Первой московской биеннале, я была совсем неопытным созданием, и надо отдать должное храбрости Иосифа, который вокруг себя собрал очень молодую команду. Впрочем, я не знаю, был ли у него какой-то выбор, потому что современным искусством больше занимается именно молодое поколение. Зубры выставочного дела, которые многие десятилетия работали, например, в РОСИЗО,  относились к нему скорее с подозрением. Здесь нужно, по меньшей мере, без раздражения относиться к тому, что работа художника не обязательно вешается на стену или ставится на подиум, что она может представлять собой непонятную кучу досочек. И все это «непонятно что» нужно зачем-то протащить через таможню. Чтобы этим заниматься, надо это хотя бы чуть-чуть любить.

Для Первой московской биеннале берлинский опыт оказался очень ценным. Я там прошла своего рода ускоренный курс обучения. И мне сложно себе представить, что бы я делала на биеннале, не имея этого опыта. Много приходилось придумывать «с колес». Это был очень нетривиальный проект с точки зрения «продакшена». Потому что многие произведения не приходят к тебе в готовом виде, они требуют производства и монтажа на месте, требуют очень тщательной, выверенной подготовки. И с квалифицированными кадрами в этой сфере у нас есть проблемы. На Первой биеннале самым старшим членом команды, продакшн-директором, был голландец, который взял на себя всю эту изобретательскую, инженерную часть. И мы, не очень многочисленные девочки, старались в меру своих возможностей облегчить ему жизнь.

На Первой биеннале я была координатором. В мою сферу ответственности входил весь круг организационных вопросов, который связан непосредственно с выставкой. Начиная с заключения договоров с художниками и не только, продолжая страховками, сбором технической информации, подготовкой непосредственного монтажа и так далее. Объем работы был, конечно, бешеный.

Е.А.: Сотрудником какой организации Вы являлись?

А.З.: Тогда я являлась сотрудником РОСИЗО, не помню уже, в какой должности. Иосиф сам был сотрудником РОСИЗО.

Е.А.: У Вас был трудовой договор?

А.З.: Да.

Е.А.: РОСИЗО – организация из советских времен.

А.З.: Да, РОСИЗО – это старая, уважаемая организация, которая создавалась для формирования государственных художественных коллекций и для их распределения по музеям Советского Союза. Постепенно там сосредоточилась также организация больших, фестивального типа проектов, которые государство делает зарубежом. Например, «Европалия»,  или Год российской культуры в Китае и наоборот. У таких крупных составных проектов должен быть координатор. В этом качестве РОСИЗО и выступало. Там, конечно, работали в высшей степени профессиональные люди, но они больше привычны к музейному, классическому искусству. Поэтому они очень радовались, что есть кто-то, кто может взять на себя то, что связано с современным искусством.

Е.А.: Как изменилась ситуация с организацией биеннале ко Второй московской биеннале?

А.З.: Ко Второй московской биеннале появился художественный фонд «Московская биеннале»,  т.е. появилось новое юридическое лицо. И тогда я перешла уже в штат фонда в качестве директора выставочных программ. Там я тоже работала по трудовому договору.

Несмотря на то, что московская биеннале – это большой проект, команда, которая ее делает – очень камерная. Это была история не про то, что «у меня в договоре это написано, поэтому вот это я делать буду, а вот это не буду». Там все решалось, исходя из пользы дела, а не из буквы договора.

А.Е.: Вы могли уйти в отпуск? То есть, я понимаю, что о нормированном рабочем дне речь не идет…

А.З.: Уходили в отпуск по договоренности. То есть, если я чувствовала, что сейчас у меня будет «окно», и я могу уйти в отпуск на две недели без ущерба для дела, то мы договаривались с Иосифом: «Иосиф, можно я уеду на две недели в Болгарию?» «Да, давай». Как-то так это решалось.

Е.А.: Была ли Ваша оплата адекватна Вашим обязанностям и Вашей нагрузке?

А.З.: На Первой биеннале она, безусловно, не была адекватна. Вообще, Первая биеннале делалась большей частью на государственные деньги. Словосочетание «биеннале современного искусства» звучало ново. Это был «пилотный» проект, на который было трудно привлечь дополнительное спонсорское финансирование. Зарплаты были действительно скромные, но мы все — вся команда — получали одинаково мало, разница между зарплатой руководителя и ассистента художников была символической. С самого начала мы все так договорились, что главное – сделать проект, а зарплаты – второстепенное.

Е.А.: А Вторая биеннале?

А.З.: На Второй биеннале зарплаты были выше. Наверно, не в последнюю очередь, потому что у проекта появились спонсоры.

Е.А.: Это был Ваш единственный доход на тот момент, и Вам этого хватало, или у Вас были какие-то дополнительные заработки? Была ли в них необходимость?

А.З.: Были переводы. На Первой биеннале я довольно много переводила в каталог — у меня был какой-то драйв, мне хотелось все попробовать. Но я не помню, чтобы с этим были связаны какие-то серьезные финансовые ожидания. Скорее я хотела больше узнать о работах, которые были на выставке.

Е.А.: У Вас есть необходимость снимать квартиру в Москве?

А.З.: Тогда я квартиру не снимала. Я начала снимать квартиру, может быть, года три-четыре назад.

Е.А.: Вы уже тогда прекратили работать на Бакштейна, и перешли на «Винзавод»?

А.З.: Да, на «Винзавод» я пришла осенью 2007 года.

Е.А.: Почему Вы это сделали?

А.З.: По-моему, у меня было два соображения. Во-первых, у меня после двух московских биеннале, которые, как не крути, связаны именно с организационной деятельностью, было желание немного изменить профиль работы. Чтобы он был больше связан с содержанием, а не с менеджментом. И это то, что «Винзавод» мне предлагал.

И, кроме того, я помню, что там был момент некоторой финансовой неопределенности. Потому что фонд «Московская биеннале» создавался для того, чтобы делать московскую биеннале, в этом была его главная задача. Но биеннале проходит раз в два года. И в промежутках финансирование провисало. Фактически ты являлся штатным сотрудником, но в то же время оставался фрилансером. Сейчас, насколько я понимаю, у фонда больше выставочных проектов.

Е.А.: На что Вы пришли на «Винзавод»? Что это было за содержание, к которому Вы стремились?

А.З.: С «Винзаводом» я тоже познакомилась в связи со Второй московской биеннале. «Винзавод» же открылся в полную силу в 2007 году спецпроектами Второй московской биеннале. В 2006 году мы приходили на «Винзавод» вместе с Иосифом, придумывали, какие спецпроекты можно было бы предложить для этой площадки. Когда мы в первый раз пришли на «ВЗ», было очень сложно поверить в то, что в этих полуразрушенных залах так скоро будут идти выставки. Нынешний «Цех белого» тогда стоял без крыши, с отбитым кафелем, по колено заваленный снегом. Но «Винзавод» очень быстро поднялся: ко времени Второй биеннале уже была не руина, а именно «Цех белого». Помню, как мы с Колей Палажченко ругались, что из «Цеха красного» еще не вынесено какое-то оборудование «Мосвинкомбината», а нам уже надо монтировать инсталляцию Даррена Алмонда.

Потом именно Коля познакомил меня с Софьей Троценко. «Винзаводу» тогда был нужен человек, который занимался бы выставочной программой. Это уже было ближе к содержательной деятельности. Мне предложили должность руководителя отдела развития. В ней совмещались сразу две функции. Во-первых, это выстраивание программы, во-вторых, это контроль за ее реализацией. Что касается программы, то речь тогда шла не столько об инициировании собственных проектов «Винзавода», сколько о привлечении партнеров на площадку для того, чтобы институция работала. Этим я и занималась на протяжении года, с осени 2007-го.

Е.А.: Этот год закончился. Что сейчас?

А.З.: Сейчас я – член художественного совета «Винзавода», то есть являюсь одним из его внутренних рецензентов. Время от времени я также занимаюсь некоторыми международными проектами. В прошлом году это была выставка, которую «Винзавод» делал совместно с музеем Folkwang, - «Город рабов» Мастерской ван Линсхаут.  В этом - «И подо льдом течет вода».

Е.А.: Вы еще курировали проект «Яблоки падают одновременно в разных садах…» на «Винзаводе».

А.З.: Это была дополнительная нагрузка. ГЦСИ и ММСИ занимались формированием кураторской группы Первой молодежной биеннале, они мне сделали предложение войти в состав группы. К моим непосредственным обязательствам перед «Винзаводом» это не имело отношения, и не было очевидным, что я в качестве участника кураторской группы должна делать проект на «Винзаводе». Мне могли дать и другую площадку, но дали Большое винохранилище — и «Винзавод» мне сильно с этим проектом помог.

Предложение принять кураторское участие в этом сюжете мне поступило в декабре 2007 года, а открытие биеннале было назначено на июль. На всё про всё было полгода – на то, чтобы придумать, со всеми договориться. И если бы я делала этот проект в другие сроки, и, наверно, с большим опытом, то в нем была бы существенная текстовая, аналитическая часть. Чтобы это были не только картинки, а еще разговор о картинках. Вот этого выставке очень не хватило.

Е.А.: Вы можете как-то обрисовать свои профессиональные перспективы? Вы их представляете или не представляете?

А.З.: Мне немного страшно представлять себе, что я буду делать выставки до гроба. У меня была уже история с переменой участи, и мне кажется, что я для себя в будущем таких перемен участи не исключаю.

Е.А.: Творческие работники часто попадают в такие ситуации, когда у них нет ни договоров, ни оплаты, но, тем не менее, они участвуют в различных проектах. Насколько, как Вы полагаете, такая ситуация нормальна, не нормальна, как ее можно было бы исправить, и какова здесь практика «Винзавода»?

А.З.: Я считаю, что эта ситуация не нормальна — особенно когда она оборачивается неоплатой уже сделанной работы. «Винзавод» работает именно по договорам. Что касается меня лично, то если речь идет о больших суммах, то без договора я не работаю.

Е.А.: То есть Вы отказываетесь?

А.З.: Нет, я заключаю договор.

Е.А.: А если договор заключить невозможно?

А.З.: У меня не было таких ситуаций.

Е.А.: Он заключался в самом начале, перед тем, как Вы включались в работу?

А.З.: И так, и так. Я могу позволить себе отложить заключение договора только в том случае, если абсолютно уверена в партнере. В тех случаях, когда я соглашаюсь начать работать без договора, это не означает, что мне «по барабану» — получу я деньги или нет. Но когда я принимаю решение, что выполняю работу, не имея какого-то юридического основания, в «пакет» уже включается то, что потом я, возможно, буду вынуждена напоминать об оплате.

Е.А.: Я предполагала, что художники проекта «Старт» делают работы за свои деньги, и участвуют в этом проекте для паблисити. Это не соответствует действительности?

А.З.: Не соответствует. «Старт» как раз - проект «Винзавода» и финансируется «Винзаводом». Включая производственные расходы.

Анна Зайцева, куратор, переводчик, член художественного совета «Винзавода». Родилась в Москве в 1978 году. Закончила историко-филологический факультет РГГУ в 2003 году. Принимала участие в организации выставки «Москва-Берлин», Первой и Второй московской биеннале современного искусства. С 2007 года сотрудничает с «Винзаводом».


Описание проекта Полит.ру «Условия труда творческих работников»

Ранее в проекте:

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

12:26 Саратовец осужден за побег и убийство матери восьми детей
12:15 Мединский отказался менять систему отчетности театров из-за «дела Серебренникова»
11:42 Рэпера Face призвали в армию
11:38 Экс-глава «Пятерочки» стала во главе «Магнита»
11:25 Партия Навального подала документы на регистрацию
11:22 Tesla сократит бизнес по установке солнечных батарей
11:22 Генетики стремятся вырастить миниатюрные подобия мозга неандертальцев
11:02 Первый канал объяснил решение не показывать интервью Познера с Лимоновым
10:49 В Госдуму внесли поправки о налоговом маневре в нефтегазовой отрасли
10:34 Шанинку могли лишить аккредитации из-за внимания ФСБ
10:17 Роспотребнадзор оштрафовал гостиницы на 10 млн рублей за завышение цен перед ЧМ
10:13 В Тюмени во время вылета загорелось шасси пассажирского самолета
09:59 После разгрома от Хорватии на ЧМ-2018 аргентинцы решили сменить тренера
09:54 Минобороны обнародовало документы о первых днях войны
09:38 Египет обжалует судейство на матче с Россией
09:32 Россия и ОПЕК договорились увеличить нефтедобычу
09:16 Украина ввела санкции против «Единой России» и Ротенбергов
21.06 23:09 Аргентина всухую уступила Хорватии в матче ЧМ-2018
21.06 20:51 СМИ узнали о поддержке Кремлем Васильева на выборах главы Дагестана
21.06 20:30 СБУ объявила о задержании «российских шпионов»
21.06 20:04 Франция досрочно вышла в плей-офф ЧМ-2018
21.06 19:41 Власти семи городов разрешили Навальному акции против пенсионной реформы
21.06 19:18 В Латвии запретили преподавать в вузах на русском языке
21.06 18:53 Рособрнадзор разъяснил лишение Шанинки госаккредитации
21.06 18:33 Главу Intel отправили в отставку за служебный роман
21.06 18:17 Выпустившего «Матильду» в прокат зама Мединского уволили
21.06 18:09 Москвичи смогут голосовать за столичного мэра в шести регионах
21.06 17:58 Эксперты устранили помехи для фиксации голов в «Лужниках»
21.06 17:36 Минтруд опроверг введение единого прожиточного минимума пенсионеров
21.06 17:26 Владевшая языком жестов горилла Коко умерла в возрасте 46 лет
21.06 17:13 С осужденными за убийство Немцова возобновили следственные действия
21.06 17:03 Дания с Австралией сыграли вничью 1:1 на ЧМ-2018
21.06 16:41 Росстат объявил о снижении цен на бензин на 4 копейки
21.06 16:16 Акции против пенсионной реформы в Москве запретили из-за ЧМ-2018
21.06 16:10 Кабмин одобрил завершение налогового маневра в нефтянке
21.06 15:53 Минфин подтвердил возможное снижение порога беспошлинного ввоза до 100 евро
21.06 15:34 Экс-губернатора Сахалина обвинили в получении еще 20 взяток
21.06 15:19 В Австралии идет охота за сбежавшими лососями
21.06 15:17 Рособрнадзор лишил Шанинку госаккредитации
21.06 14:53 Порошенко лично попросил Путина за Сенцова
21.06 14:31 Партия пенсионеров России поддержала повышение пенсионного возраста
21.06 14:10 Мосгорсуд отказался отменить заочный приговор Браудеру
21.06 13:51 ВС РФ разрешил считать серию пикетов публичным мероприятием
21.06 13:33 В «Лужниках» нашли угрозу системе фиксации гола
21.06 13:27 Божественный Агнец с Гентского алтаря утратил два уха из четырех
21.06 13:15 Медведев объявил о стабилизации рынка бензина
21.06 12:55 Возобновление чартеров на курорты Египта привязали к ЧМ-2018
21.06 12:32 СМИ рассказали об отставке главы Росприроднадзора
21.06 12:22 МИД Румынии потребовал объяснить арест Цуркан
21.06 12:03 Москвичей бесплатно проверят на игроманию и селфиманию
Apple Bitcoin Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Александр Турчинов Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Антон Силуанов Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Басманный суд Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспилотник беспорядки биатлон бизнес биология бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ Внуково военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль инвестиции Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция ипотека Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Каталония Кемерово Киев Ким Чен Ын кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция Космодром Байконур космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым Ксения Собчак Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минпромторг Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия монархия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры Ольга Голодец ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Павел Дуров Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги реклама религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Росавиация Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Нарышкин Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд тарифы Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония этология Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.