Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
18 декабря 2017, понедельник, 00:29
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

22 апреля 2010, 09:15

Переломный момент: почему киргизы потеряли терпение

Киргизия всё еще дрожит после самой кровавой недели со времен обретения независимости. 7 апреля 84 человека были убиты и сотни ранены из-за того, что войска открыли огонь по оппозиционерам, собравшимся перед зданием правительства в Бишкеке. Это была жестокость правительства, которое испугалось собственного народа; жестокость государства, которое, несмотря на грубую демонстрацию силы, неизменно оказывалось беспомощным; и президента, который даже не знал или не хотел знать, что вперемежку с резиновыми пулями сыпались настоящие. Конфликт в Бишкеке был хаотичным и беспорядочным. Кроме того, он сыграл против его зачинщиков. Вместо того, чтобы сдержать толпу, после того как предыдущей ночью арестовали лидеров и она стала агрессивной, ее провоцировали и разгоняли; всё это привело к тому, что по всему центру города начались атаки на правительственные здания и министерства, а прежде безоружная толпа начала вооружаться.

Импровизированный мемориал возле бишкекского Белого дома по итогам перестрелки 7 апреля. Фото Мэдлин Ривз.

Импровизированный мемориал возле бишкекского Белого дома по итогам перестрелки 7 апреля. Фото Мэдлин Ривз.

Это был кровавый повтор «Революции тюльпанов», произошедшей пять лет назад, и государственная власть в этот раз взорвалась поразительно быстро. Это было неожиданностью не только для международных СМИ – материалы о захвате здания областной администрации в Таласе во вторник и о резне в Бишкеке в среду, наполнившие сводки новостей, в избытке поступали с мобильных телефонов в форме любительских репортажей, – но и для жителей Бишкека, многие из которых не поддерживали ни президента Курманбека Бакиева, ни оппозицию с ее «грязной политикой». В среду утром, когда горожане пошли на работу, в школы, в университет, – они уже знали о политическом кризисе в далеком Таласе на границе с Казахстаном. Но мало кто ожидал, что ближе к полудню они будут уходить из городского центра в спальные районы, спасаясь от дневного политического произвола и ночных мародеров, которые разграбили многие городские магазины и рынки.

Скорость, с которой развиваются события, несомненно, говорит, во-первых, о хрупкости киргизского государства, которое и колумнисты New York Times, и российские политические комментаторы в один голос поспешно объявили «несостоявшимся»; во-вторых, о глубоком недовольстве, заставившем людей выйти на демонстрации, невзирая на зловещие предупреждения, прозвучавшие накануне: что несанкционированные собрания будут разгоняться «всеми доступными средствами». Правительство в момент кризиса распалось стремительно; в отличие от «Революции тюльпанов» 2005 г., сейчас практически не было символики, плакатов и флагов; это кровавое восстание до сих пор называют по-разному; но это не повод полагать, что события позапрошлой недели произошли на пустом месте. В телевизионных сводках постоянно показывали разгневанную молодежь и мародерствующие шайки; но это, опять же, не повод полагать, что событиям не предшествовал период неявной подготовки.

Пределы терпения

Истоки киргизской «революции» 2010 г. восходят к 2005 г., когда Курманбек Бакиев пришел к власти и пообещал положить конец «клановой политике», которой были отмечены последние годы правления Аскара Акаева. Я помню, как в то время, вскоре после поспешных президентских выборов, узаконивших мартовский захват власти, я проезжала горный хребет, разделяющий север и юг страны, в компании одного человека средних лет, который остроумно заметил, что Бакиев такой же, только хуже. «Акаев хотя бы удовлетворялся тем, что его жена и дети сыты. А у Бакиева вообще шесть братьев - думаете, они успокоятся, пока не займут хорошие места?» Мой собеседник, к сожалению, был прав. И братьев Бакиева, и двоих его сыновей в стране хорошо знают. Через год после «Революции тюльпанов» оппозиционные партии уже выступали против произвола бакиевского «кланового правления». К апрелю 2010 г. брат президента, Жаныш, возглавлял службу национальной безопасности, а старший сын президента, Марат, – один из ее внутренних департаментов. Второй сын президента, Максим (по слухам, богатейший человек в Киргизии), управлял прибыльным государственным комитетом, заведовавшим иностранными инвестициями. Еще один брат, Марат, был послом Киргизии в Норвегии и Германии, еще один брат Бакиева был торговым представителем в Китае, с которым Киргизия заключала крупные выгодные сделки.

Конечно, такого рода клановость в Киргизии – далеко не уникальный случай. Однако из-за численности населения, а также из-за прочных связей между городом и деревней и скорости, с которой распространяются сведения, скрыть такой непотизм труднее, чем в других, более густонаселенных и больших по размерам странах, граничащих с Киргизией. Один житель Бишкека, говоря об отличии киргизской клановой политики от ситуации в других центральноазиатских государствах, по итогам событий позапрошлой недели сказал: «Они здесь могут сколько угодно давить на СМИ, но на самом деле здесь всё написано на ладонях. Все знают, где <представители элиты> строят свои дома; все знают, что они разоряли страну». В ночь с 7 на 8 апреля дом Максима Бакиева в центре Бишкека разграбили и сожгли так, что от него остался только почерневший остов; дух «самосуда» был ощутим почти физически. Люди несли из дома вещи и говорили собравшимся корреспондентам, что всё это добро нажито многолетним разорением народа. В ту же ночь в центре Бишкека на стенах домов появились гневные граффити, излагавшие ту же историю – зачастую в жесткой форме рисунка. То же, хотя и в более сдержанных тонах, говорили общественные деятели, возникавшие 7 апреля вечером на экранах телевизоров в рамках импровизированного прямого эфира, транслировавшегося по государственным каналам. Об этом же пели три дня спустя народные певцы, сопровождавшие своими стихами похороны погибших во время восстания.

Гнев, который вывел людей на улицы, был вызван неравенством. Пропасть между маленькой группой связанных с политикой «имущих» и массами «неимущих», многие из которых приехали в город недавно и поселились в разрастающихся районах, населенных мигрантами, достигла в последние годы гигантских размеров, и городской житель чувствует это на каждом шагу. Но люди вышли на улицы не только из-за неравенства - их к этому подтолкнула бедность в абсолютном смысле слова. В последние месяцы многие семьи, пытавшиеся удержаться над чертой бедности, скатились ниже нее. Причиной послужил рост цен на продукты и услуги первой необходимости, резкий скачок цен на сотовую связь и эпизод, когда в начале года тарифы на электроэнергию внезапно выросли вдвое (распространились слухи о том, что последнее способствовало быстрой приватизации электроэнергетического сектора, которая, что подозрительно, последовала вскоре после этого события). Многие домохозяйства этой зимой оказались перед простым и суровым выбором: экономить либо на отоплении, либо на еде. Между тем, для многих семей, живущих в деревнях и пригородах, главный источник дохода – это денежные переводы от родственников, которые работают в России на стройках; и в этом году поступления резко сократились. Многие из тех, кто ездил в Россию на заработки в 2008 или 2009 гг., теперь оказались без работы. В начале этого года я проводила исследование на юге страны. Выяснилось, что многие семьи, которые раньше обычно получали деньги от родственников, работающих в России, с регулярностью раз в один или два месяца, теперь вот уже год или больше живут без переводов, потому что из-за финансового кризиса в России прекратился строительный бум середины 2000-х гг.

Ак-Жар в северной части Бишкека — это один из многих районов, населенных приезжими, на окраине Бишкека. Он построен на территории, которая была захвачена после «Революции тюльпанов» в 2005 г. Здесь всё еще отсутствуют многие виды коммунальных услуг: в частности, нет электричества и воды (воду привозят на машине). Фото Мэдлин Ривз.

Ак-Жар  — это один из многих районов, населенных приезжими, на окраине Бишкека. Он построен на территории, которая была захвачена после «Революции тюльпанов» в 2005 г. Здесь всё еще отсутствуют многие виды коммунальных услуг: в частности, нет электричества и воды (воду привозят на машине). Фото Мэдлин Ривз.

Ограничение свободы

Вместе с экономическими трудностями в государстве резко и стремительно стали сокращаться гражданские свободы. В прошлом декабре организация Freedom House опубликовала ежегодный рейтинг свободы, в котором Киргизия из категории «частично свободная» перешла в категорию «несвободная». На эту перемену международные СМИ обратили мало внимания (в киргизской прессе об этом упомянули лишь вскользь, что неудивительно, учитывая тогдашнее давление на СМИ в стране). Но этот сдвиг важен как символ и как показатель того, насколько сократились свободы за последние несколько лет. Например, это показывает, что прежний «островок демократии» перешел в ту же категорию, что и его соседи, известные своей авторитарностью, и напоминает о том, что «островок» уже давно смыло.

Этот сдвиг мало потревожил международное сообщество потому, что в «стратегических партнерствах» – военных в случае США и России и экономических в случае  Китая и Канады – права человека учитываются, в лучшем случае, на словах. Ограничение свободы в Киргизии проявлялось в арестах деятелей оппозиции, которых заставляли молчать; в загадочной смерти нескольких ключевых политиков, которые ушли из правительства Бакиева; в том, что многие другие оппозиционеры бежали за рубеж. Оно проявлялось в том, что на гражданские общественные институты стали давить еще сильнее, и в том, как вели себя всё более назойливые и всё лучше финансируемые спецслужбы – наследники КГБ. Для простых граждан это, пожалуй, ярче всего проявилось в том, что парламент превратился в игрушку президента; в конституционных поправках, ограничивающих представительство меньшинств в парламенте; в том, что выборная демократия подрывалась подтасовками бюллетеней и монополизацией электронных СМИ.

Эти изменения превратили «свободные и честные» выборы в фарс. В 2005 г. Бакиев набрал 88,9% голосов во время поспешно проведенного после революции голосования. Четыре года спустя его переизбрали президентом с результатом три четверти голосов в его пользу; эти выборы, по оценке ОБСЕ, «не соответствовали основным стандартам ОБСЕ». Его главный оппонент, бывший премьер-министр Алмаз Атамбаев, вышел из предвыборной гонки еще до голосования, заявив, что предвыборные процедуры ведутся нечестно. Во время предвыборной кампании на рекламных щитах в основном появлялись плакаты Бакиева; на них были изображены граждане Киргизии – и киргизы, и русские – и рядом лозунг: «Бакиев – конечно». Это риторическое «конечно», призванное вызвать доверие и привлечь поддержку, особенно точно запечатлело устойчивое предчувствие неизбежности в исходе голосования. Мало кто в 2009 г. надеялся на настоящую предвыборную конкуренцию. Сейчас уже почти никто не думает, что на выборах мог победить не Бакиев, а кто-то другой. Это были выборы в лучших центральноазиатских традициях: показные, недемократические, предсказуемые и скрывающие зыбкость структуры под личиной национального «консенсуса».

Но одних только фальсифицированных выборов было бы недостаточно, чтобы на улицы вышла критическая масса людей. В конце концов, фальшивые выборы для Киргизии не новость. Но помимо ограничения избирательных свобод радикально сократились возможности для санкционированного выражения несогласия и недовольства. Население Киргизии больше привыкло к открытому выражению взглядов и наличию альтернативных точек зрения, чем жители других стран Центральной Азии. Для граждан Киргизии – как в деревнях, так и в городах – этот сдвиг оказался очень ощутимым. Прессу – в прошлом независимую – задушили. Через годы после Революции тюльпанов резко участились случаи нападений на журналистов. Многие вообще перестали заниматься «политической» тематикой. Один мой близкий друг-журналист теперь занимается синхронным киргизско-русским переводом, потому что честная журналистика в последний год стала слишком опасным делом. Самоцензура в подборе тематики и стилистики стала нормой, а страницы газет, которые прежде занимались журналистскими расследованиями, теперь заполнены портретами знаменитостей и головоломками.

Остов разграбленного и сожженного ночью 7 апреля дома Максима Бакиева. Фото Мэдлин Ривз.

Остов разграбленного и сожженного ночью 7 апреля дома Максима Бакиева. Фото Мэдлин Ривз.

Начиная с 2006 г. свобода печати постоянно ограничивалась, а в прошлом году процесс пошел в возрастающем темпе. В декабре 2009 г. видный бишкекский журналист Геннадий Павлюк собирался открыть интернет-портал в поддержку киргизской оппозиции; незадолго до открытия журналиста выбросили из окна шестого этажа жилого дома в Алматы, деловой и культурной столице Казахстана. Давить стали также на политических комментаторов и ученых-аналитиков, из которых наиболее заметным был политический аналитик Александр Князев. В свое время он критически отзывался о «революции» 2005 г. Он подвергся жестокому нападению за несколько дней до того, как должен был встретиться в Москве с изгнанным президентом Акаевым. За две недели до апрельского восстания граждане Киргизии обнаружили, что интернет-сайты заблокированы, независимые радиостанции лишены эфира, а парламент обсуждает законопроект, благодаря которому спецслужбам будет проще прослушивать разговоры по мобильным телефонам. 1 апреля офис наиболее авторитетного информационного видеопортала Stan.TV был захвачен – под предлогом того, что в компании использовали нелицензионное программное обеспечение. Как заметил директор телекомпании, финансовая полиция сама пользуется точно таким же пиратским программным обеспечением, однако у станции заблокировали эфир, а компанию к следующему вторнику официально закрыли. Наступившим после этого утром журналисты Stan.TV обнаружили, что их мобильные телефоны заблокированы, и они не могут ни звонить сами, ни отвечать на вызовы.

Собрания «согласия» и обессмысливание политики

Именно в контексте угрожающего ограничения в правах и переполняющейся чаши терпения незадолго до апрельского восстания произошли два события. Первым стал «Съезд Согласия» (Ынтымак курултайы) по случаю годовщины революции 2005 г. Его целью было «объединить» раздраженное население, недовольное сильным скачком цен на коммунальные услуги. Бакиев в своем докладе критиковал «импортные» принципы прав человека и утверждал, что необходима так называемая «совещательная демократия», потому что она лучше подходит кочевым традициям Киргизии. «Сегодня в мире, – говорил он тщательно подобранной аудитории делегатов, – активно обсуждаются недостатки принятой в прошлом веке модели демократии, основанной главным образом на выборах и правах человека. Но, к сожалению, сегодня уже нет уверенности в том, что такие модели пришлись кстати всем странам и народам». Бакиев на том этапе действительно очень боялся всего, что походило бы на настоящий демократический спор, и съезд был «согласован» в самом неприятном смысле слова. Подбор делегатов (в массе своей они были представлены киргизской молодежью), сплошной поток презентаций и обращений, который не оставлял места для обсуждения, постоянные указания на опасность «разделения» – всё это привело к тому, что никакой содержательной дискуссии по поводу политического курса страны быть не могло.

«Съезд согласия» воспроизвел в миниатюре ту же схему исключения из политики, которая наблюдалась на общегосударственном уровне. Бакиев обвинял оппозицию в том, что она неконструктивна и занимается, как он выразился, «однобокой критикой и огульным охаиванием», и тем самым успешно вытеснил своих оппонентов за рамки легитимной политики. Это не только объединило оппозицию (она провела альтернативный «народный» курултай накануне организованного властью); благодаря этому появилась мишень для критики, и оппозиция от воззваний перешла к ультиматумам. Говоря на более глубинном уровне, съезд обессмыслил само понятие политики – как зоны дебатов, как поля борьбы между правительством и оппозицией.

Бакиевский национальный курултай прошел в согласии. Но он также показал, совершенно открыто и как раз во время серьезных экономических затруднений и политического обострения, насколько настоящая полемика забивается призывами к бережливости, согласию и труду. В этом смысле съезд оказался неожиданным подспорьем для оппозиции. Он как раз совпал со взвинчиванием цен, государственными выходными и арестом известного и очень уважаемого бывшего министра обороны. Таким образом, благодаря мартовскому съезду актуализировались и выкристаллизовались проблемы, а также (и это важно) появились форма (курултай как естественно сложившийся институт) и термин («совещаться с народом»), которые оппозиция смогла успешно использовать в своих целях. Показательно, что, когда оппозиционеры выдвинули свои 7 требований к правительству (срок выполнения истекал 7 апреля), они также подчеркнули, что будут «поднимать народ», проводя именно курултаи в районных и областных центрах.

«Черный PR»

Второе ключевое событие, которое пришлось на тот период, который оппозиция выделила на исполнение своего ультиматума, было связано с действиями российских СМИ (то есть можно предположить, что оно было связано со сменой настроения у российской власти). Со второй половины марта российские СМИ (и пресса, и телевидение) начали согласованно и недоброжелательно освещать события в Киргизии. В значительной части Киргизии (в том числе и вдали от преимущественно русскоязычного Бишкека) люди смотрят новости, транслируемые с российских государственных каналов. Волна осуждающих репортажей в «Вестях» не только не осталась без внимания, а напротив, вызвала потрясение и любопытство, не в последнюю очередь потому, что значительная часть критики относилась к сыну президента Максиму и его темным финансовым махинациям. Как отмечалось в одном местном издании, ситуация была особенно интригующей, потому что новостные сводки «Вестей» обычно ретранслировались с российского государственного телевидения на киргизские каналы без какой-либо цензуры, а теперь «эфир будто случайно прерывался, как только речь заходила о республике». Пошли слухи, что причиной этого «черного пиара» стал разрастающийся политический конфликт. 1 апреля, в самый разгар весенних посевных работ, Россия вдруг объявила, что ввоз нефти и газа в Киргизию теперь будет облагаться 100% экспортной пошлиной, и тогда слухи уступили место живому страху перед тем, к чему может привести ухудшение отношений со страной, от которой столько киргизов получают средства к существованию.

Социальные сети и мобилизация

Ни одно из этих событий нельзя считать прямой причиной апрельского восстания. Но они создали такой контекст, в котором насущные заботы – поиск работы, покупка горючего, обработка земли, выезд в Россию, звонки по телефону, кусок хлеба для детей – стали рассматриваться как политические проблемы, указывающие на глубокий кризис в государстве. Но чтобы понять, как это недовольство перешло в политическую активность, мы должны обратиться к теме социальных сетей, которые пришли в движение так быстро, что и для правительства, и для оппозиции это было неожиданностью. Во время переворота 2005 г. толпы, затопившие улицы и штурмовавшие Белый дом, состояли преимущественно из молодежи с юга страны. Многих протестующих привезли в столицу на автобусах местные политики и руководители. В значительной степени толпой управляли сверху; с самого начала в демонстрациях открыто участвовали оппозиционные политики – с мегафонами, плакатами, флагами и желтыми тюльпанами, которые стали эмблемой надежды на прогрессивные изменения.

7 апреля этого года всё было наоборот: утреннее сборище в восточной части города возле штаба оппозиционной Социал-демократической партии разрослось, прежде всего, благодаря устной передаче информации и неформальным социальным сетям. Многие молодые люди, вышедшие на площадь, были из бедных районов Бишкека и близлежащих деревень. Они приезжали на общественном транспорте и переговаривались по мобильным телефонам со своими друзьями, которые тоже уже двигались к центру города. В 2005 г. мобильные телефоны в Киргизии были прерогативой зарождающегося среднего класса, а зоны покрытия едва выходили за пределы крупных городов и курортов; в 2010 г. мобильный телефон есть практически в любом хозяйстве – и в городах, и в деревнях. В среду утром толпа разрасталась в геометрической прогрессии благодаря обмену информацией; люди звали своих друзей, одноклассников и братьев, чтобы те присоединились к ним на площади.

Использование телефонной связи означало, что недавняя попытка установить контроль над вещательными компаниями и ограничить доступ к информации привела к обратному результату. В среду в районе полудня, когда Бишкек пылал, по киргизскому государственному телевидению крутили повтор показанной предыдущим вечером пресс-конференции и экстренного заседания парламента, проходившего за несколько часов до того, а затем переключились на детские мультфильмы и пасторальные заставки с цветущими абрикосовыми садами. Эта не раз применявшаяся стратегия в прошлом могла бы сработать, и большинство населения ничего бы не узнало о событиях в столице; но на сейчас это только раздуло слухи о том, что происходит нечто серьезное. Днем здание государственной телекомпании захватили восставшие, и виды садов внезапно сменились наспех скроенным сторонниками оппозиции прямым эфиром; тогда зрители всей страны вживую увидели захват государственной власти по центральному телевидению.

Этот плакат появился на фоне Белого дома ранним утром 8 апреля, и его быстро убрали, после того как поступили жалобы из Израиля (в этот раз были заметны расистские настроения части восставших; их антисемитская составляющая подпитывалась этническим происхождением финансового советника Максима Бакиева, общая же готовность громить менее защищенных клановыми связями, но живущих более устроенно «чужаков» проявилась впоследствии в атаках на турок-месхетинцев и славянское население – «Полит.ру»). Фото Мэдлин Ривз.

Этот плакат появился на фоне Белого дома ранним утром 8 апреля, и его быстро убрали, после того как поступили жалобы из Израиля (в этот раз были заметны расистские настроения части восставших; их антисемитская составляющая подпитывалась этническим происхождением финансового советника Максима Бакиева, общая же готовность громить менее защищенных клановыми связями, но живущих более устроенно «чужаков» проявилась впоследствии в атаках на турок-месхетинцев и славянское население – «Полит.ру»). Фото Мэдлин Ривз.

 

Переломные моменты и опасность «бизнеса как обычно»

Итак, какой урок мы можем извлечь из этих событий, чтобы лучше понять киргизский кризис? Прежде всего, нам, пожалуй, следует с осторожностью проводить параллели между переворотом на прошлой неделе и «Революцией тюльпанов» в 2005 г. В большинстве своем сходны проблемы, из-за которых люди вышли на улицы. Но социальные динамики и предшествующие событиям политические кризисы имеют различную природу; точно так же различна роль насилия по обе стороны баррикад. Неизменным осталось следующее: несмотря на значительные инвестиции в так называемые «силовые структуры», правительственная система в Киргизии так и осталась слабой и к 2010 г. оказалась совершенно неспособна реагировать на проблемы населения, что и привело к катастрофе. В результате получилось так, что бутафорское «согласие», разыгранное на выборах и показных курултаях, скрывало под собой глубокий политический и экономический кризис.

Отсюда следует второй урок, который следует извлечь из этих событий: он показывает слабость стратегии «бизнеса как обычно» в условиях возрастающего недовольства политикой. Слишком часто западные державы позволяли деловым интересам возобладать над заботой о соблюдении прав человека; слишком часто критика в адрес бакиевского режима высказывалась невнятно – особенно это касается США. Американские серые военные самолеты, выстроившиеся на бетонированном поле бишкекского международного аэропорта «Манас», который имеет ключевое значение для доставки припасов в Афганистан, для многих жителей Киргизии стали символом великодержавного деспотизма, который проявился в отношениях с Киргизией, и огромной упущенной возможности инвестирования в инфраструктуру. Мало кто из граждан получил пользу от соглашений об аренде под базу США (стоимость аренды в прошлом году утроилась и составила 60 млн. долларов в год) или от выгодных продаж реактивного топлива, которые были покрыты тайной. Я спросила одного человека из деревни в трех километрах от базы, о том, получил ли он благодаря ее существованию какую-нибудь пользу. Он некоторое время подумал и потом ответил, что благодаря ей у него теперь есть велотренажер: он нашел его на свалке при базе (его выбросили, потому что у него не хватало нескольких винтиков). Для большинства бишкекских жителей польза от базы сводится к фразе «На свалке много добра».

Это, в свою очередь, влияет на теоретические основания, с точки зрения которых мы рассуждаем о кризисе и его причинах. В 2010 г., как и пять лет назад, комментаторы сразу заговорили о «несостоявшемся государстве». Так они объясняют стремительное развитие событий в Киргизии в моменты кризиса. Киргизия – это государство, которое «блистает своим отсутствием», как сказал один комментатор в 2005 г. после изгнания Акаева. Конечно, в Киргизии был правительственный кризис. Но если рассуждать только о несостоявшемся государстве, можно упустить из виду, насколько сильны были социальные и экономические предпосылки к созданию такой ситуации. Экономический кризис отчасти связан с тем, что страна долго переживала последствия глобального финансового кризиса, из-за которого многие семьи оказались на грани нищеты. Кроме того, если сводить всё к государственной «несостоятельности», можно упустить из виду тот факт, что Киргизию, как и другие маленькие и бедные государства, которые вдруг оказались стратегическими партнерами по сомнительной «войне с терроризмом», постоянно подводила «реальная политика», а далеко не только «государственная несостоятельность». Администрация Обамы, как и ее предшественники, слишком хотела принять внешнее спокойствие Киргизии за признак «стабильности»; при этом она забыла поинтересоваться тем, насколько ее сделки по поводу базы были на руку насквозь авторитарному правительству. Политики и дипломаты спешат обсудить новые условия партнерства с киргизским временным правительством; но им бы стоило извлечь уроки из государственной неудачи и задуматься о том, как их «стратегические партнерства» сказываются на неравенстве, которое на позапрошлой неделе вывело тысячи людей на улицы.

Мэдлин Ривз (Madeleine Reeves) – сотрудник Центра по исследованию социокультурных динамик при Совете по экономическим и социальным исследованиям в Манчестерском университете (ESRC Centre for Research on Socio-Cultural Change at the University of Manchester). 

См. также:

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

17.12 21:00 Президент Финляндии ответил на информацию о слежке за военными РФ
17.12 20:27 Компания Ковальчука стала претендовать крымский завод шампанского «Новый свет»
17.12 20:04 Сборная РФ по хоккею выиграла Кубок Первого канала
17.12 19:44 ЦРУ передало Москве данные о подготовке теракта в Петербурге
17.12 19:16 При столкновениях со сторонниками Саакашвили пострадали десятки полицейских
17.12 18:35 СМИ назвали место содержания главаря ИГ
17.12 18:08 Опубликовано видео ликвидации боевиков в Дагестане
17.12 17:25 Между сторонниками Саакашвили и полицией произошли столкновения
17.12 16:47 Прокуратура впервые запросила пожизненный срок для торговца наркотиками
17.12 16:24 Курс биткоина превысил 20 тысяч долларов
17.12 16:16 Спортсменам РФ разрешили использовать два цвета флага на Олимпиаде
17.12 15:13 В Госдуме назвали неожиданностью слежку Финляндии за Россией
17.12 14:54 Скончался Георгий Натансон
17.12 14:15 В Крыму работы на трассе «Таврида» привели к перебоям с интернетом
17.12 13:44 В Москве снова побит температурный рекорд
17.12 13:15 СМИ сообщили об убийстве плененного ИГ казака
17.12 12:39 Губернатор Подмосковья пообещал избавить жителей региона от вони в начале года
17.12 12:07 Правительство Австрии поддержало смягчение санкций против РФ
17.12 11:35 Глава МИД Великобритании не увидел фактов влияния РФ на Brexit
17.12 11:15 СМИ рассказали о затрате Пентагоном 20 млн долларов на изучение НЛО
17.12 10:52 В Финляндии возбуждено дело после публикации данных о контроле разведки над интернетом
17.12 10:20 Представители Трампа обвинили спецпрокурора по РФ в незаконном получении документов
17.12 09:53 Завершилось голосование по названию моста в Крым
17.12 09:34 В Москве побит абсолютный температурный рекорд с 1879 года
17.12 09:24 Источник рассказал о переносе с Байконура пилотируемых пусков
17.12 09:12 В Дагестане силовики вступили в бой с боевиками
16.12 22:07 Курс биткоина превысил 19 тысяч долларов и вернулся обратно
16.12 21:03 СМИ узнали о «мирном» письме Саакашвили к Порошенко
16.12 19:56 Собчак заявила о готовности не участвовать в выборах
16.12 19:45 ПАРНАС отказался от выдвижения своего кандидата в президенты
16.12 19:28 Галерея-банкрот потребовала 27 млн рублей из Фонда храма Христа Спасителя
16.12 19:14 Российский биатлонист принес сборной первую медаль Кубка мира
16.12 17:07 Володин призвал власти РФ и Белоруссии уравнять граждан в правах
16.12 16:18 Фигуранта дела о контрабанде алкоголя нашли убитым в Ленобласти
16.12 15:13 Экс-сотрудник ФСБ отверг обвинения в хакерских атаках против США
16.12 15:11 Украина составила план покорения Крыма телевидением
16.12 14:07 Ученые из США выложили в сеть видео с ядерным испытанием
16.12 13:55 Овечкина признали одним из величайших игроков в истории НХЛ
16.12 13:12 Борис Джонсон снялся в «рекламе» сока с Фукусимы
16.12 12:53 Глава Минтруда анонсировал выделение 49 млрд рублей на ясли
16.12 11:40 В Москве мошенники забрали 20 млн рублей у покупателя биткоинов
16.12 11:29 Норвегия первой в мире «похоронила» FM-радио
16.12 10:51 Российские военные обвинили США в подготовке «Новой сирийской армии» боевиков
16.12 10:00 Россия вложила в госдолг США 1,1 млрд долларов за месяц
16.12 09:51 Собянин позвал москвичей оценить новогоднюю подсветку
16.12 09:21 Трамп включит «агрессию» КНР в стратегию нацбезопасности
15.12 21:08 Отца предполагаемых организаторов теракта в метро Петербурга выслали в Киргизию
15.12 20:57 Майкл Джордан назван самым высокооплачиваемым спортсменом всех времен
15.12 20:36 Вероника Скворцова обсудила с Элтоном Джоном борьбу с ВИЧ
15.12 20:23 Полиция открыла огонь по мужчине с ножом в аэропорту Амстердама
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки биатлон бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.