Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
30 августа 2016, вторник, 12:02
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

ТЕАТР

РЕГИОНЫ

15 октября 2009, 11:30

Москва и миграция

Институт демографии
Государственный университет Высшая школа экономики
ДЕМОСКОП Weekly

ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ БЮЛЛЕТЕНЯ
“НАСЕЛЕНИЕ И ОБЩЕСТВО”

101000, Москва, Покровский бульвар, д. 11;
Факс (495) 628-7931

Над темой номера работали Жанна Зайончковская и Никита Мкртчян

Москва — динамично растущий мегаполис

Казимир Малевич. Англичанин в Москве. 1914

Москва, город с более чем десятимиллионным населением, возглавляет самую мощную, самую зрелую городскую агломерацию России. В административных границах Москвы, по данным на начало 2008 года, было сосредоточено 10,5 миллиона человек (7,4% российского населения), а все население Московской агломерации составляет от 13 [1] до 15 миллионов человек [2]. Различия в оценках населения агломерации зависят от подходов к определению ее границ: учитываются только ближайшие пригороды или пригородная зона в радиусе 60–70 км от МКАД [3] или весь Московский столичный регион (МСР), включая Москву, Московскую область и некоторые сопредельные районы соседних областей [4], тяготеющие к Московской агломерации. Не ставя целью четкого определения границ МСР, мы будем понимать под ним население Москвы и Московской области.

Население Москвы увеличилось за XX век с 1,04 (1897 год) до 10,5 миллиона человек (2008 год), т.е. в 10 раз, а население МСР — с 2,4 17,1 миллиона, то есть в 7 раз (рис. 1). За то же время население России успело только немногим более чем удвоиться. Опережающий рост Москвы в сравнении с областью шел в результате периодического административного расширения ее границ и поглощения ею многих ближайших городских поселений и сел. При этом динамика численности населения МСР неоднородна: в последние советские десятилетия население наиболее близко расположенных к Москве территорий увеличивалось быстрее, чем население собственно столицы [5]. Эта тенденция прослеживается и сейчас [6]. Кроме того, продолжается концентрация населения на границе Московской области с соседними областями в местах «вылета» московских железнодорожных радиусов.

Рисунок 1. Население Москвы и Московского столичного региона на фоне России

В последние полтора десятилетия население России сокращается, в то время как Москва и в целом столичный регион, если отталкиваться от данных переписи населения 2002 года, продолжали расти теми же темпами, что и ранее. По всей видимости, стабилизация населения в послепереписные годы связана с текущим недоучетом миграции. Следующая перепись, скорее всего, поднимет численность населения города, как это случилось не только при предыдущей, но при всех послевоенных переписях. Об этом свидетельствуют имеющиеся данные о количестве мигрантов, которые не попадают в статистический учет.

Так, в Москве число приезжих, зарегистрированных по месту пребывания, но не учитывающихся текущей статистикой в числе мигрантов, в 2003 году составила 1,0125 млн. человек (из них граждан СНГ 455,4 тыс. человек) [7], в 2004 — 1,458 млн. [8]; в 2005 — 1,137 млн. [9]

Понятно, что не все зарегистрированные по месту пребывания — мигранты. Эти цифры включают приехавших в гости, на лечение, с другими кратковременными целями. Кроме того, один и тот же человек мог въехать и зарегистрироваться в течение года несколько раз, на смену одному мог приехать другой и т.п. При этом многие, в особенности российские граждане, проживают долгое время в столице, не оформляя никакой регистрации, соответственно, они совершенно «невидимы» даже для ведомственной статистики Министерства внутренних дел и Федеральной миграционной службы (ФМС). Тем не менее, приведенные цифры отражают масштаб явления.

Расширение границ города и миграция — главные источники быстрого роста Москвы, интенсивно притягивавшей население со всех концов огромной страны. Этот процесс резко усилился после отмены крепостного права. В 1882 году удельный вес местных уроженцев в населении города составлял всего 26,1%, в 1897 году — еще меньше — 25,2%, в 1926 году — 36,9% [10].

В России весь XX век прошел под знаком урбанизации, возникло множество новых городов, в том числе крупных, выросли старые центры. Как известно, по мере увеличения населения города темпы его роста замедляются, но Москва поспевала за общими темпами урбанизации. Ее доля в городском населении России за столетие практически не изменилась — 10,1% в 2008 году против 10,5% в 1897 (в 1926 году, когда большинство городов стагнировало, еще не оправившись от революции и гражданской войны, доля Москвы, вернувшей себе столичные функции, поднялась даже до 12,6%), что свидетельствует об огромном потенциале города и его исключительной роли в стране.

С конца 1920-х годов предпринимались неудачные попытки сдержать рост населения Москвы и других крупнейших городов [11]. Власти стремились ограничивать строительство в столице крупных промышленных предприятий, делались попытки создания городов-спутников (так появился г. Зеленоград). В 1959 году Генплан Москвы предполагал ограничить население города пятью миллионами человек, однако добиться этого не удалось даже в эпоху торжества плановой экономики и жесткой административно-командной системы.

Рост населения Москвы прерывался только в годы военных лихолетий, после которых он быстро восстанавливался. Последнее его замедление отмечено в начале 1990-х годов. В 1991–1993 годах статистика зафиксировала даже отток населения из Москвы. Был ли этот отток реальным, явившись реакцией населения на стрессовую ситуацию, сопровождавшую распад СССР в особенно болезненные первые годы социально-экономических реформ  [12], или сказались изменения порядка учета населения, — вопрос, не нашедший пока однозначного ответа. Однако очень быстро город восстановил свою роль сильнейшего миграционного магнита не только России, но и всего постсоветского пространства.

Низкая рождаемость и миграционный противовес

Москва, как и другие крупные города, всегда, даже в период быстрого роста населения страны, выделялась низкой рождаемостью, а вследствие этого и низким естественным приростом населения (рис. 2).

Рисунок 2. Общие коэффициенты рождаемости, смертности и естественного прироста населения Москвы и России, ‰
Источники: Население России за 100 лет (1897–1997): стат. сб. М.: Госкомстат России, 1998; Россия в цифрах. М.: Росстат, 2008. С. 87; Москва в 1992–2007 гг. М.: Мосгорстат, 2008. С. 13.

Уже в 1930–1940-е годы типичная московская семья не была многодетной, хотя в то время коэффициент рождаемости в столице был почти столь же высоким, как и в среднем по стране. Однако за близкими показателями скрывается принципиально разная ситуация. Высокая рождаемость в Москве была следствием бурного притока в город молодых мигрантов, поэтому истинное отличие рождаемости в Москве от средней по стране можно увидеть, если исключить влияние возрастной структуры. Тогда окажется, что уже в 1926 году рождаемость в столице была почти в 2,5 раза ниже среднероссийской (рис. 3). Фактически к тому времени в столице уже получила массовое распространение 1–2-детная семья.

Рисунок 3. Число детей в возрасте до 1 года на 1000 женщин в возрасте 20–39 лет, человек, по данным переписей населения

По мере того как, с одной стороны, Россия становилась все более городской, а с другой — в Москве накапливалось старожильческое население, контраст в уровнях рождаемости между страной и Москвой сглаживался. Данные последней переписи населения показывают, что о контрасте уже говорить не приходится, так как показатели почти выровнялись. Причем это произошло в большей мере за счет приближения показателя страны к уровню Москвы, чем наоборот. Особенно сильно сократилась рождаемость в Москве в 1990-х годах: если в 1985 году в столице родилось 120 тысяч детей, то в 1995 году — 68,5 тысячи, и это притом, что население города увеличилось. Коэффициент суммарной рождаемости [13] снизился до 1,15–1,2, т.е. до крайне низкого уровня. Наблюдаемый в последние годы рост рождаемости, хотя и идет довольно существенными темпами, все же не привел и не может привести к принципиально иному характеру воспроизводства населения российской столицы. Другими словами, Москва была предвестником изменений в репродуктивном поведении, к которым с запозданием пришла затем вся страна.

На фоне сельской России столица выделялась гораздо более низким уровнем смертности, затем различия сгладились, но в 2000-е годы преимущества Москвы вновь стали проявляться. По средней продолжительности жизни Москва опережает страну на 5 лет (72 года против 67 лет, 2006). Дистанция огромного размера! По средней продолжительности жизни мужчин опережение составляет 7 лет (67 лет против 60), у женщин различие меньше (77 и 73 года соответственно) [14]. Санкт-Петербург отстает от Москвы по средней продолжительности жизни на 3 года.

Как и для России в целом, для Москвы в последнее время характерна естественная убыль населения, но если вернуться к сравнению показателей Москвы и страны, то, начиная с 2000 года, произошла инверсия в их соотношении. Население Москвы теперь убывает медленнее, чем население страны, причем это произошло благодаря лучшей динамике смертности в столице. В этом, несомненно, проявилось оздоровляющее влияние миграции постсоветского периода, пополнившей город молодым населением.

Все послевоенное время миграционный прирост играл определяющую роль в динамике численности населения Москвы (рис. 4). Его интенсивность на протяжении десятилетий превышала 1% в год, естественный прирост был в несколько раз ниже.

Рисунок 4. Естественный и миграционный прирост населения Москвы в 1940–2007 годах, на 1000
* по данным текущей статистики
Источники: Население России за 100 лет (1897–1997): стат. сб. М.: Госкомстат России, 1998; данные Росстата

Собственно старожильческое население столицы (москвичи во втором-третьем поколении) уже много десятилетий до начала депопуляции в России могло только воспроизводить себя. По оценке Росстата, превышение смертности над рождаемостью в Москве за 1989–2006 годы составило 928 тысяч человек. Не будь миграции, население города к настоящему времени было бы на 2,5 млн. меньше нынешнего.

Только с конца 1990-х годов регистрируемый (основанный на системе прописки) миграционный приток в столицу перекрыл естественную убыль ее населения (рис. 5). До переписи 2002 года считалось, что население Москвы сокращается.

Рисунок 5. Миграционный и естественный прирост населения Москвы в 1989–2006 годах, тысяч человек

Как отмечалось, перепись 2002 года прибавила Москве 1,7 млн. мигрантов, прибывших в город в течение 1989–2002 годов. Переписная поправка у многих вызывала сомнение, тем более что организация переписи оставляла желать лучшего. Тем не менее, исследовательские данные свидетельствуют в защиту данной поправки. Москва была наводнена трудовыми мигрантами и репатриантами, которые не имели возможности оформиться законным образом из-за бюрократических барьеров в миграционном законодательстве и коррупции. Опрос украинских трудовых мигрантов, проведенный нами в Москве в 2002 году, показал, что половина из них проживала в столице более трех лет, фактически являясь ее постоянными жителями. Еще в большей мере проживание в Москве де-факто, без регистрации, характерно для приехавших из российских регионов.

Роль миграции в росте Москвы на протяжении трех четвертей XX века особенно отчетливо проявляется при рассмотрении возрастно-половых пирамид населения Москвы на фоне России (рис. 6).

Рисунок 6. Распределение населения Москвы и России по полу и пятилетним возрастным группам, в % от численности населения соответствующего пола (1926, 1959, 1989 и 2002 годы)
Источник: данные переписей.

Вернув себе статус столицы в начале XX века, после кровопролитных Первой мировой и Гражданской войн, Москва начала быстро возрождаться к обычной жизни. В город хлынул поток мигрантов — мужчин и женщин, преимущественно в возрасте 20–39 лет, что отчетливо видно при сравнении распределения населения Москвы и России по возрастным группам в 1926 году. При большом преобладании населения в активных репродуктивных возрастах детей в Москве было гораздо меньше, чем в России. Ясно, что большинство новых жителей Москвы приехали без семьи и не с целью заводить большую семью. Доля стариков в столице была в то время несколько ниже, чем в целом по стране. Это была типичная демографическая структура населения города в пору его бурного роста. Важно, что, несмотря на большой приток мигрантов, население Москвы было достаточно хорошо сбалансировано по полу — в столице находили места приложения труда как мужчины, так и женщины.

Благодаря стремительно развивавшемуся в России процессу урбанизации Москва в 60–80-е годы по возрастной структуре населения быстро приближалась к стране и перестала выглядеть чем-то исключительным на общем фоне. Неизменной особенностью Москвы остается меньшая доля детей по сравнению со страной, но разница сократилась.

Пирамида 1959 года несет четко выраженные следы прошлых миграций, но прежние мигранты стали старше, и это привело к более быстрому старению населения Москвы в сравнении со страной. Новые же мигранты возместили «недобор» молодежи из-за низкой рождаемости и естественные потери населения.

В общем, аналогичные особенности свойственны и возрастной пирамиде Москвы 1989 года, но 2002 год вновь демонстрирует миграционный всплеск, не только возместивший естественную убыль, но и омолодивший население города, причем в основном за счет притока мужчин.

Как видим, Москву в полной мере можно назвать продуктом миграции. Ее население сформировалось благодаря миграции и остается до сих пор активным и дееспособным тоже благодаря ей.

Москва в условиях новой миграционной волны

Если принять во внимание данные переписи 2002 года, масштабы ежегодного миграционного прироста столицы впечатляют, а начиная с 1999 года они сопоставимы с миграционным приростом всей страны (рис. 7). Москва быстро воспрянула после шока, вызванного распадом Советского Союза. В преддверии коллапса прежней страны и в первые два года после этого статистика фиксировала даже убыль населения города. Чрезвычайное для Москвы событие, однако приходится сомневаться в его реальности. В Москву, как и в другие регионы России, в это время хлынул поток репатриантов, беженцев, а также мелких торговцев из бывших союзных республик, подавляющее большинство которых не могли получить в Москве прописку и, следовательно, попасть в учет.

Рисунок 7. Нетто-миграция населения России и Москвы, тыс. человек
Источники: 1990-2002 гг. — оценка Росстата на основе переписи 2002 года; 2003-2007 годы — данные текущей статистики.

Безусловно, Москва, подобно всей России, в период растерянности и неуверенности в будущем в начале 90-х пережила миграционный спад, но едва ли он опускался до отрицательных значений. Начиная с середины 90-х миграционный прирост столицы вновь стал очень существенным, его уровень даже превысил прирост в предыдущие десятилетия. С начала нового века Москва по сути дублирует нисходящий общероссийский тренд, при этом впитывая бóльшую часть российских мигрантов. При этом, чем меньше мигрантов приезжает в Россию, тем бóльшая их часть концентрируется в Москве.

Сокращение регистрируемого миграционного прироста и по стране, и в Москве сопряжено с резким ужесточением миграционной политики с начала 2000-х годов. Легитимное пространство для мигрантов вследствие ужесточения соответствующего законодательства стало столь узким, что войти в правовое поле в качестве постоянных жителей имели возможность лишь те, кто оформил российское гражданство еще до приезда в Россию. Например, в 2006 году 91,4% зарегистрированных мигрантов, прибывших в Россию, уже имели российское гражданство. Естественно, граждане других стран тоже приезжали в Россию, но они пополняли ряды незаконных мигрантов.

В 2007 году Москва получила 48,6 человека миграционного прироста на 10 тысяч своих жителей против 18,2 человека в среднем по стране. Еще больше мигрантов (111 человек на 10 тысяч) осело в Московской области, где легче зарегистрироваться, дешевле жилье и не столь силен милицейский рэкет. За мигрантов с Москвой способны конкурировать лишь единичные регионы страны — Санкт-Петербург и Ленинградская область, Краснодарский край, Белгородская область и нефтегазовый Тюменский север.

В 2006 году миграционный прирост имели 22 из 80 регионов России в статусе субъектов Федерации. Если сложить миграционный прирост, полученный всеми этими регионами, на Московский столичный регион придется 46,5%. Еще 6% забрали области, непосредственно граничащие с Московской, на которые распространяется сильное влияние столицы. Притяжение северной столицы гораздо слабее — Санкт-Петербург и Ленинградская область впитали лишь 12% миграционного прироста. Это типичные пропорции для последнего десятилетия.

По данным ВЦИОМ, каждый пятый россиянин (19%) хотел бы, чтобы его дети проживали в Москве, 11% — в Санкт-Петербурге [15]. Еще сильнее ориентация на Москву распространена среди населения крупных городов. Согласно опросам, проведенным Центром миграционных исследований в 10 региональных центрах России, расположенных в разных ее частях, в Москву устремлен каждый второй их житель в возрасте 18–49 лет из тех, кто хотел бы переехать или задумывается об этом.

Причины столь высокой притягивающей роли Москвы многообразны: это иное качество городской среды, большие возможности заработать деньги, очень диверсифицированный рынок труда, возможности получить хорошее образование и т.п. Миграция в столицу для многих россиян и жителей стран СНГ являлась альтернативой выезду за рубежи бывшего СССР на постоянное место жительства, т.е. Москва выполняла роль своего рода «внутренней заграницы».

Согласно данным переписи 2002 года, 47% жителей Москвы не были ее уроженцами. Среди приехавших в Москву мигранты первого постсоветского десятилетия (1992–2002 годы) составляли 27,7% и еще 5,1% — те, кто прибыл в 1989–1991 годах, когда вопрос о распаде СССР уже витал в воздухе (табл. 1).

Таблица 1. Население России и Москвы по времени непрерывного проживания в месте жительства, % (по данным переписи 2002 года)
  Россия Москва
Все население 100,0 100,0
Проживали непрерывно с рождения 55,0 53,4
Проживали не с рождения 43,6 40,6
Из них (в % к проживающим не с рождения):
   с 1992–2002 годов 29,6 27,7
   с 1989–1991 годов 6,6 5,1
   ранее 1989 года 62,7 64,2
   не указали, с какого срока 1,1 3,0
Не указали, где родились 1,4 6,0

Учитывая центростремительность миграции в России, меньшая доля постсоветских мигрантов в Москве по сравнению со страной выглядит странной. Это можно объяснить неполным учетом прибывших в Москву между двумя переписями.

В действительности роль мигрантов последних лет (1989–2002 годов) в населении Москвы очень значима. По нашим расчетам, они составляют 30–40% населения в возрастах 20–39 лет, т.е. в молодых трудоспособных возрастах (рис. 8). Обращает на себя внимание и расширение возрастного спектра миграции — миграционный приток отмечен для всех возрастных групп трудоспособного населения, вплоть до 50-летних. На протяжении ряда десятилетий в составе мигрантов в Москву преобладали женщины [16], однако теперь это не так. Сопоставление данных переписи населения 2002 года с данными текущего учета показывает, что они существенно расходятся именно по мужчинам в трудоспособных возрастах. В отличие от миграции на постоянное место жительства временная трудовая миграция имеет преимущественно «мужское» лицо.

Рисунок 8. Мигранты 1989–2002 годов в населении Москвы, тыс. человек (по данным переписи 2002 года)

В более поздних, предпенсионных и пенсионных, возрастах баланс миграции Москвы почти нулевой. Для пожилого человека не столь значимы выгоды, которые предоставляет столичный рынок труда, стоимость же жизни в Москве — одна из наиболее высоких по сравнению с другими регионами страны. Возможно, выезд лиц старших поколений из столицы недоучитывается, т.к. многие пожилые люди, выезжая из города, стараются не утратить московской прописки (ныне — регистрации), чтобы не потерять доплаты к пенсионным выплатам, возможности получения относительно более качественных медицинских услуг в Москве [17] в случае серьезных проблем со здоровьем. Как москвичи они учитываются и при переписи оставшимися родственниками.

Остается недоучтенным и выезд в страны «традиционного» зарубежья. Многие люди, постоянно проживающие за границей, сохраняют российское гражданство (либо как второе, либо довольствуясь видом на жительство), оставляют в Москве квартиры, из которых, соответственно, не выписываются. Сейчас квартира в Москве — это еще и возможность получать неплохие доходы от сдачи ее в аренду.

Население Москвы в основном пополнялось за счет регионов России, откуда приехал каждый третий житель Москвы. Каждый десятый прибыл из стран СНГ и лишь 1% из других стран (рис. 9).

Рисунок 9. Распределение населения Москвы по месту рождения по данным переписи 2002 года, %
Примечание: лица, не указавшие место рождения, исключены.

В зеркале переписи Москва выглядит городом с довольно ограниченным миграционным ареалом. Если даже считать иностранцами приехавших из стран СНГ (а ведь многие из них прибыли в Москву еще в бытность СССР), то и тогда жителей иностранного происхождения окажется в Москве мало. Например, в населении Нью-Йорка родившихся за границей — 28,4%, Торонто — 38%, Франкфурта-на-Майне — 30% [18].

На составе населения Москвы отразилось долгое существование в условиях закрытой страны. Более того, традиции «закрытости» оказали влияние и на перепись, поскольку отсутствовал опыт учета разных по происхождению категорий населения. Реально доля мигрантов из-за пределов России в населении Москвы, несомненно, выше, так как именно они испытывают наибольшие сложности с регистрацией и «невидимы» для статистики. Кроме того, персонал иностранных фирм или совместных предприятий и организаций, даже длительно проживающий в городе, часто является командированным и тоже не попадает в учет. По экспертным оценкам, в Москве и Московской области фактически проживает не менее 50 тысяч афганцев, более 100 тысяч китайцев, несколько десятков тысяч турок, вьетнамцев, сербов и др. С учетом банковских и офисных служащих западных компаний, числящихся в длительной командировке, общее количество мигрантов из «других» стран, вероятно, составляет не менее 200–300 тысяч человек, то есть 2–3% населения города.

И все же население российской столицы на 3/4 «прирастает» за счет внутренних мигрантов, и только на 1/4 — за счет международных (рис. 10).

Рисунок 10. Международная и внутренняя нетто-миграция в Москве, 1989–2006 годы, тыс. человек

Устойчивый миграционный ареал Москвы исторически включал в основном губернии Центральной России. Так, совокупный удельный вес уроженцев губерний, прилегавших к Москве (Московской, Рязанской, Тульской, Владимирской, Ярославской, Смоленской, Тверской и Калужской), в общей численности мигрантов составил в 1882 году 48,6%, в 1926 году — 47,7% [19]. Со временем география миграции в Москву расширилась, но ближнее окружение столицы по-прежнему формирует наиболее значительный контингент мигрантов. В 2002 году доля уроженцев этих областей составила 33,1% всех «неместных» уроженцев, проживающих в Москве; еще 6% дали другие области Центрального федерального округа, не являющиеся соседями столичного региона.

В современной внутрироссийской миграции в Москву доля Центрального округа держится на уровне 40% (рис. 11). Чем ближе к Москве, тем сильнее ее притягательная сила. Именно по этой причине вблизи столицы не сформировалось за много веков ни одного крупногородского центра. Ближайший город с миллионным населением — Нижний Новгород — располагается на расстоянии более 400 км.

Рисунок 11. Участие федеральных округов России в миграционном приросте населения Москвы, %

Вместе с тем для современной миграции в Москву характерна географическая селективность. Так, в миграционном обмене Москвы с Северо-Западом доминирует Санкт-Петербург, с Поволжьем — Самарская область, с Сибирью — нефтегазодобывающие Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа. Таким образом, речь идет о высоко урбанизированных территориях, население которых обладает сравнительно высоким уровнем благосостояния. Последнее обстоятельство важно, так как переезд на постоянное место жительства сопровождается приобретением жилья, а его цена в Москве уже вышла на уровень многих мировых столиц.

В не меньшей степени, чем во внутрироссийском движении, селективность московской миграции проявляется в обмене столицы со странами СНГ. Наиболее конкурентоспособными за право проживания в столице оказались мигранты из закавказских стран: их доля среди осевших в Москве в полтора раза превосходит уровень страны и более чем в два раза — уровень Московской области (рис. 12). Относительно больше шансов переселиться в Москву у мигрантов из западных стран СНГ, особенно из Украины, тогда как приехавшие из Молдавии представлены в равной пропорции — в Москве и области их по 12%. Мигрантов из Белоруссии в московском регионе очень мало (около 4%), а Россия в целом вообще теряет население в пользу Белоруссии.

Рисунок 12. Нетто-миграция из стран СНГ, 2002–2006, %

Приехавшим из Средней Азии Москва, напротив, не слишком охотно открывает свои двери: их доля здесь вдвое меньше по сравнению со страной. Казалось бы, это можно объяснить большой удаленностью Средней Азии от столицы, но вот на представительность приехавших из среднеазиатских стран в Московской области эта удаленность почти не повлияла. Похожая ситуация с Казахстаном.

Жесткость столичного отбора находит выражение и в количественной пропорции расселения: у мигрантов из стран СНГ шансов поселиться в Москве вполовину меньше по сравнению с Московской областью. Удел многих из них — работа в Москве, жизнь в пригороде. Согласно оценкам Г.А. Гольца, в 1985 году среднесуточный пассажиропоток в будний день в Москву из Московской области на работу и учебу составлял 720 тысяч человек, а поток в Москву с хозяйственно-бытовыми и рекреационными целями — 700 тысяч человек [20]. Оценки численности маятниковых мигрантов в последние годы достигают 3 млн. человек [21], однако эта цифра представляется сильно завышенной.

Большого масштаба достигают и рекреационные поездки москвичей на отдых, «на дачу». Летом, в выходной день число таких поездок уже в 1985 году достигало 2,1 млн. человек — и это только в Московскую область [22]. В настоящее время дачи москвичей есть во всех без исключения прилегающих к МСР областях, с ростом автомобилизации и развитием общественного транспорта зона рекреационного тяготения столицы продолжает активно расширяться.

Регистрируемая миграция не дает адекватного представления ни о размерах, ни о структуре миграционного потока из стран СНГ. Более или менее адекватную картину можно воссоздать на примере 2007 года, когда благодаря решительному упрощению правового оформления мигрантов значительно полнее, чем раньше, была учтена временная трудовая миграция.

Во-первых, несмотря на то, что формальная трудовая миграция, по экспертным оценкам, составляла не более половины общего трудового потока, она превзошла по численности прибывших на постоянное жительство (рис. 13).

Рисунок 13. Миграция из стран СНГ в Москву и Московскую область в 2007 году, тысяч человек

Во-вторых, между Москвой и областью два сравниваемых потока мигрантов распределяются противоположным образом, подтверждая, что работают чаще в Москве, а проживают в области.

Различен и состав рассматриваемых потоков по странам исхода. Во временной трудовой миграции решительно преобладают прибывшие из Средней Азии, формирующие половину этого потока, тогда как в постоянной миграции лидирует Украина (рис. 14). Мигранты из Закавказья стремятся поселиться в Москве постоянно, временная трудовая миграция их не привлекает. Дело здесь не столько в предпочтениях, сколько в способности кавказцев преодолевать барьеры на пути в Москву.

Рисунок 14. Сравнительная структура постоянной и временной трудовой миграции в Москву из стран СНГ в 2007 году
* Белоруссия и Казахстан

В отличие от постоянной миграции, отражающей избирательность Москвы, состав временных трудовых мигрантов по странам исхода в столице и области почти совпадает.

Очень высокие требования предъявляет столица и к образованию мигрантов. Например, 32% прибывших в Москву в 2007 году имели высшее образование, против 21,5% в среднем по стране. Еще выше доля лиц с высшим образованием среди прибывших в Московскую область — 35,9%. Таким образом, статистика опровергает уже укоренившиеся представления, будто город пополняется главным образом неквалифицированными мигрантами.

На пути к бóльшему этническому разнообразию

В противоположность многим столицам, население Москвы по этническому составу более однородно, чем население страны в целом. Подавляющая часть москвичей — русские. Их в Москве 84% против 80% в населении России и существенно больше, чем было в СССР (рис. 15). Например, среди жителей Лондона и Парижа в начале 1990-х годов доля национальных меньшинств была заметно выше — 20 и 28,5% соответственно [23], в настоящее время она стала еще больше.

Рисунок 15. Доля русских в населении СССР, России и Москвы, %

И все же после распада Советского Союза в составе населения Москвы произошел серьезный сдвиг. Процент русских в Москве, в течение всего советского периода державшийся почти на одном уровне, за 14 лет (1989–2002 годы) упал на 5 пунктов, в то время как в целом по стране — всего на 2. Такая динамичная тенденция позволяет говорить о переломе, о начавшемся движении к большему этническому разнообразию.

По выражению Ю.В. Арутюняна, «наперекор элементарной логике Москва теперь, когда перестала быть столицей многонационального Союза, заметно “полиэтнизировалась”» [24]. Однако быстрый рост численности народов Южного и Северного Кавказа, Центральной Азии в российской столице (армян и грузин в 1989–2002 годах — почти в 3 раза, азербайджанцев — в 4,5 раза) пока не привел к серьезной трансформации национального состава населения Москвы (рис. 16), так как большая часть мигрантов в столицу и в последние годы — русские.

Рисунок 16. Этнический состав населения Москвы в 1989 и 2002 годах, %

Как показали исследования, проведенные под руководством Л.М. Дробижевой, среди русских в Москве 40% приезжих, в том числе 15% приехали после 1986 года [25].

Но ситуация быстро меняется. Дефицит на рынке труда нарастает, причем не только в Москве, но почти повсеместно в России, демографический потенциал русских сокращается, и на рынке труда появляются новые этнические группы мигрантов. Параллельно увеличивается этнокультурная дистанция между ними и местным населением. В 2002 году, когда проводилась перепись, иностранные трудовые мигранты, работающие в Москве, в основном были представлены украинцами, закавказцами, молдаванами и китайцами. В течение пяти лет, прошедших после переписи, преобладающими группами стали таджики и узбеки, киргизы, потеснившие украинцев, кавказцев и китайцев.

Этнокультурная дистанция с мигрантами из Средней Азии дополняется огромными социальными различиями, так как эти мигранты — в основном сельские жители, не имеющие специальности и едва говорящие по-русски. Им трудно в огромном чужом городе, они часто подвергаются эксплуатации, легко соглашаясь на принудительный труд, становятся «добычей» криминальных миграционных сетей, испытывают унижения и нападки со стороны скинхедов.

Между тем это реальный и долговременный источник пополнения рабочей силы Москвы. Российской столице предстоит выработать политику их интеграции, главное место в которой должна занять компонента социализации — приобщения среднеазиатских мигрантов к городскому образу жизни, обучения их городским профессиям, культуре труда. Это необходимо, чтобы избежать новой этнофобии, которая может прийти на смену уже несколько приглушенной кавказской.

СМИ, распространяя зачастую непроверенную информацию, способствуют представлениям о Москве как о городе, быстро утрачивающем свой этнокультурный облик. Так, несколько лет назад «Движение против нелегальной иммиграции» распространило информацию, которая впоследствии была воспроизведена на многих националистических интернет-ресурсах. Согласно этой информации число русских в Москве составляет… 3,3 млн. человек, или 31% от общего числа жителей столицы [26]. Оставив на совести авторов этих расчетов методологию оценок, не выдерживающих никакой критики, скажем лишь, что данные расчеты были выполнены на основе материалов вполне респектабельных российских СМИ, среди которых: «АиФ Москва» (27.09.2000); «Информационный бюллетень по правам человека в РФ» (№ 17, 16–30.09.2002); Радио «Свобода» (21.06.2001, 16.10.2002); «Московская правда» (16.03.2002); «Вести.ру» (02.02.2002); «Навигатор» (12.07.2001); журнал «Континент» (№ 17, 12–25.09.2001); «Сельская жизнь» (№ 51, 11.07.2002) и др.

Другой пример. Часто без всякой аргументации называется предельная социально безопасная норма присутствия мигрантов в городе (например, 5%), в случае превышения которой «город станет терять свой облик и деградировать, в нем просто станет страшно жить…» [27]. Но пятипроцентная норма уже превышена примерно вдвое, по крайней мере, в летний сезон, город, тем не менее, не деградирует, а быстро развивается, и не миграция, а, напротив, вышеприведенные высказывания детонируют конфликт.

По данным социологических опросов, 67% москвичей считают, что в сфере межэтнических отношений существует напряженность. В то же время на вопрос «Сталкивались ли вы лично с проявлениями ксенофобии?» положительно ответили только 12–14% [28]. По мнению В.Х. Бакова, начальника управления Комитета межрегиональных связей и национальной политики Москвы, количество москвичей, разделяющих ксенофобские взгляды, падает, но характер преступлений, совершаемых на национальной почве, ужесточается.

Этническая миграция деформирует пропорции населения Москвы по полу. Это видно на примере отдельных народов, зафиксированных переписью. У народов, значительная часть которых в Москве представлена трудовыми мигрантами, существенно выше доля мужчин: у армян и грузин — в 1,5 и 1,7 раза, у азербайджанцев — в 3,2 раза, в то время как для русских характерно сильное преобладание женщин (рис. 17). Женский перевес еще больше среди чувашей и мордвы, вероятно, из-за того, что выходцы из этих народов — мужчины чаще, чем женщины, меняют свою этническую идентификацию, идентифицируя себя как русских. Среди молодого населения, в котором доля недавних и временных мигрантов повышена, половые пропорции нарушены еще сильнее, зато у молодых россиян они сбалансированы, свидетельствуя о замедлении процесса ассимиляции (рис. 18). Помимо того, что эти данные характеризуют особенности этнического состава временных мигрантов, прибывающих в Москву, они говорят о том, что в ходе переписи удалось учесть хотя бы часть мигрантов, не попадающих в текущий учет, что повышает ее достоверность.

Рисунок 17. Число мужчин на 1000 женщин среди москвичей разных национальностей по данным переписи 2002 года
Рисунок 18. Число мужчин на 1000 женщин в возрасте 20–34 года среди москвичей разных национальностей по данным переписи 2002 года

Опять же, в отличие от многих мировых столиц и крупных городов, притягивающих мигрантов со всего света, миграция в Москву этнически и культурно более комплементарна старожильческому населению. Мигранты из постсоветских стран в подавляющем большинстве если не в совершенстве, то на бытовом уровне знают русский язык, а их дети достаточно хорошо осваиваются в столичных школах. Даже не владея навыками деловой коммуникации, большинство временных трудовых мигрантов могут без особой переподготовки выполнять работы по многим специальностям, требующимся городскому хозяйству. Многие дети иноэтничных мигрантов, рожденные в Москве, утрачивают язык родителей. Среди детей-армян таких 61%, азербайджанцев — 24% [29]. Дети от смешанных браков чаще всего принимают русскую этническую идентичность.

Конечно, не будь активной ассимиляции, население российской столицы было бы более этнически пестрым. В крупнейших городах этот процесс идет наиболее успешно, если не создавать искусственных препятствий для представителей отдельных этносов, не проводить сегрегацию жителей по этническому признаку. До последнего времени Москве удавалось этого избегать.

Миграционная политика Москвы: спиной к мигрантам

Несмотря на то, что большинство москвичей — мигранты или их потомки во втором-третьем поколении, Москва ведет постоянную борьбу с миграцией. Миграция, которая суть рефлекторный процесс, представляющий реакцию общества на разность социально-экономических потенциалов территорий и поселений, принимается за первопричину роста города, а сам этот рост представляется нежелательным. Так было в советское время, такой подход сохраняется и сейчас, невзирая на то, что жизнь опровергает подобные представления.

Идея ограничения крупных городов была центральной в советском градостроительстве. Она восходит к первому генеральному плану Москвы 1935 года. Перспективная численность населения столицы устанавливалась этим генпланом в размере 5 млн. человек против 3,7 млн. в 1935 году. При этом все занятое население должно было проживать в самом городе. Как показала перепись 1959 года, в границах Москвы, определенных в 1935 году, действительно, проживало чуть более 5 млн. человек, но Москва фактически перешагнула за эти границы, и в 1960 году пришлось их раздвинуть, включив в число москвичей еще 1 млн. человек. Кроме того, почти каждый пятый (18%) работающий в столице проживал в пригороде, за пределами новых границ [30].

Потерпев фиаско в попытках остановить рост Москвы путем предотвращения дальнейшей концентрации промышленности в городе, власти прибегли к административному регулированию, запретив в 1956 года свободную прописку (получение права на постоянное жительство) в Москве иногородним гражданам. Потеряли право на свободную прописку также и москвичи, выехавшие ранее по каким-либо причинам из города и желающие вернуться. Отныне граждане СССР могли поселиться в столице собственной страны лишь по особому разрешению. Ограничения прописки породили много проблем: от фиктивных браков до коррупции на почве прописки и хронической нехватки рабочих рук. Москвичи, со своей стороны, стали бояться выехать из города, дабы не потерять право на прописку. Это обернулось обособлением столицы и ограничением ее культурного воздействия на развитие страны.

Несмотря на то, что идея ограничения роста крупных городов неоднократно провозглашалась в директивах съездов КПСС, она никогда не была реализована, так как противоречила реальным процессам. В 60-е годы было принято решение сдерживать рост Москвы путем создания вокруг нее в пределах Московской области около 10 городов-спутников, которые должны были взять на себя часть экономической нагрузки столицы, уравновесив ее рост. Предполагалось переселить в города-спутники часть москвичей. Однако концепция городов-спутников оказалась нежизнеспособной, так как была чревата значительными затратами, и производственники фактически ее саботировали. Не поддержали ее и москвичи, боясь потерять право на московскую прописку, они не захотели выезжать из города. Поэтому единственный из построенных спутников — Зеленоград — пришлось включить в юрисдикцию Москвы и распространить на его жителей московскую прописку. Только при этих условиях москвичи, действительно, соглашались туда переехать.

Поскольку Москва, зажатая строгим режимом прописки, задыхалась без рабочей силы, была введена система привлечения работников по лимиту — квоте, устанавливаемой специальным решением Моссовета по заявкам предприятий. Мигранты, привлекаемые по лимиту, получали право работы в Москве на основе трудового договора и временную прописку, чаще всего в общежитии. В течение 5 лет они не имели права перейти на другую работу и лишь по прошествии этого срока получали право претендовать на жилплощадь и постоянную прописку в Москве. Это напоминало систему привлечения иностранной рабочей силы в некоторых странах Западной Европы, с той принципиальной разницей, что в Москве (и в Ленинграде) подобная система применялась к своим гражданам! Молодые люди, составлявшие основную часть «лимитчиков», вынуждены были терять самые продуктивные свои годы на «зарабатывание» права стать москвичом, вместо того, чтобы получать образование, приобретать профессию и создавать семью. И все это ради того, чтобы остановить рост Москвы, который, тем не менее, неуклонно продолжался, игнорируя административные ограничения, доказывая тем самым, что столица далеко не исчерпала свой потенциал. Миграционный прирост населения столицы продолжал удерживаться на уровне 100 тыс. человек в год, только потребность в «лимитчиках» в 1970-1980-х годах достигала 50 тысяч в год [31].

Наряду с официально декларируемой концепцией административного ограничения роста крупных городов, поддерживавшейся и рядом ученых, в СССР существовала и противоположная точка зрения, признающая за крупными городами право на естественное развитие, определяемое потенциалом города и его социально-экономическими функциями. В этой связи следует упомянуть А.С. Ахиезера, Д.И. Богорада, А.Г. Вишневского, Л.Б. Когана, Г.М. Лаппо, В.И. Переведенцева, О.С. Пчелинцева, О.Н. Яницкого и др. Дискуссии велись в контексте сущности урбанизации, которую одни понимали как процесс, «характерного для капитализма», плод «буржуазной теории» [32], а другие — как прогрессивный и универсальный путь эволюции современного общества.

Казалось бы, советский опыт — достаточно продолжительный и разнообразный — позволяет извлечь соответствующие уроки и отказаться от попыток искусственного сдерживания роста крупных городов. Тем более что тщетность подобных усилий опровергается также ростом крупнейших городов и агломераций мира, перешагнувших все наметки. Однако в новейшей российской истории попытки властей Москвы ограничить рост населения столицы не прекратились. В Москве по-прежнему трудно получить постоянную регистрацию даже россиянам, несмотря на законодательно утвержденную свободу передвижения граждан [33].

Москва как город, безусловно, в значительной мере ответственна за провал политики по приему беженцев и репатриантов из бывших союзных республик, хлынувших в Россию после краха СССР. Столица, обладавшая самой высокой в стране жилищной обеспеченностью населения, приняла очень мало беженцев и вынужденных переселенцев. В 1998 году — год пиковой нагрузки — на 10 тысяч москвичей их приходилось 17,2 человека, в Московской области — 9,3, тогда как в среднем по России — 75,6 [34]. Но даже и те, кому удалось получить статус беженца или вынужденного переселенца в Москве или Московской области, с огромными сложностями добивались разрешения на регистрацию по месту жительства и приобретение российского гражданства. Трудно было ожидать, что страна успешно справится с проблемой беженцев, если столица повернулась к ним спиной.

Мигранты, чья легитимность в России контролировалась разрешительной регистрацией, и так были ущемлены в правах, но московские власти всегда вводили дополнительные ограничения, сильно усложняющие, а нередко и нарушающие действующие в стране нормы оформления легального статуса мигрантов. Стоит упомянуть в связи с этим пресловутый норматив жилой площади, необходимой для того, чтобы получить разрешение на регистрацию в московской квартире (12 кв. м на человека при постоянной регистрации и 6 кв. м — при временной) [35], тогда как федеральное законодательство такого норматива не предусматривало. Мало того, хозяин или съемщик жилого помещения должен был лично вместе со всеми проживающими в этом помещении явиться в милицию, чтобы засвидетельствовать свое согласие на регистрацию соискателя. Иными словами, москвич не мог свободно распоряжаться своим жилым помещением, даже если оно было его собственностью, и даже тогда, когда дело касалось ближайших родственников, приехавших из других регионов страны, не говоря уже об иностранных гражданах.

Москва ужесточала сроки регистрации, вводила дополнительные платежи за регистрацию (помимо госпошлины) прибывших в город на жительство с целью «компенсации затрат городского бюджета по развитию инфраструктуры города и обеспечению социально-бытовых условий» [36]. Компенсационные платежи взимались даже с российских граждан, переехавших в Москву из других регионов. В 2000-2001 годах была введена плата для иностранных граждан «за право работы на объектах сферы услуг Москвы» и в торговле [37]. Одно время запрещалось принимать в школы детей незарегистрированных мигрантов [38].

К настоящему времени многие из названных ограничений ушли в прошлое [39], но столичные власти продолжают выступать с инициативами по ограничению миграции в Москву, забывая о том, что все прошлые аналогичные инициативы были безуспешными. Предпринимались даже попытки ограничить возможности трудоустройства в Москве для российских граждан, проживающих за пределами столичного региона. Всерьез обсуждался вопрос введения льготных цен на приобретаемое жилье для лиц, проживающих в Москве в течение 10 лет и более [40]. По сути это попытка «перевести стрелку» ответственности за галопирующий рост цен и коррупцию на рынке столичной недвижимости, за невозможность решения жилищной проблемы для большинства жителей города с городских властей на мигрантов, якобы скупающих заветные столичные «метры».

В начале 2007 года Россия, наконец, сделала решительный шаг в сторону либерализации миграционной политики, введя в действие значительно более простые, чем прежде, правила регистрации мигрантов и выдачи разрешений на работу иностранным работникам. Этот шаг, радикально упрощающий процедуры получения иностранными гражданами легального статуса в России, стал долгожданным ответом властей на сложившуюся в стране ситуацию, когда у миллионов мигрантов практически не было альтернативы нелегальному проживанию и нелегальной трудовой деятельности, а у работодателей — нелегальному найму.

Были приняты новые законы, кардинальным образом изменившие подход к регулированию миграции [41]. В законе «О миграционном учете» среди основных принципов, на которых он базируется, названы «свобода передвижения иностранных граждан и выбора ими места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации», а также «защита государством» указанного права иностранных граждан (статья 4.3). Впервые законодательство нацелено на регулирование миграции и предотвращение ее незаконной формы не путем жестких ограничений, а, напротив, посредством расширения легитимного пространства благодаря простым процедурам регистрации и трудоустройства.

Если раньше регистрация осуществлялась по разрешению милиции, то с 2007 года введен уведомительный порядок регистрации по заявлению принимающей стороны, без права властей на отказ — т.е. «по букве закона» регистрация стала действительно уведомительной. При этом уведомление о месте пребывания мигранта можно не только сдать в миграционную службу лично, но и отправить по почте. Новация, имеющая принципиальный характер: учет пребывания может проводиться как по жилому помещению, где иностранец поселился, так и по месту его работы, а также по адресу любой организации, согласившейся выступить в качестве принимающей стороны (например, посреднической фирмы). Это важно, потому что в России, а в Москве особенно, найти человека, согласного зарегистрировать мигранта в своем жилье, — большая проблема. Произведенные нововведения создали предпосылки для снятия главных барьеров на пути оформления легального пребывания иностранцев в России и превращения регистрации в общедоступную для мигрантов процедуру.

Коренным образом изменился и порядок получения разрешений на работу трудовыми мигрантами из безвизовых стран, откуда приезжает бóльшая часть иностранных работников. Разрешение на работу в виде трудовой карты теперь получает сам работник, тогда как раньше это должен был делать работодатель. При этом мигрант получил право свободного поиска работы и право сменить работодателя, правда, лишь в пределах того субъекта Федерации, где была выдана трудовая карта. Работодатель освобожден от необходимости оформлять разрешение на наём мигранта, но обязан сообщить об этом в официальные органы.

Принципиальные изменения в миграционном законодательстве
Старый порядок Новый порядок
Регистрация по месту пребывания / Миграционный учет
(все иммигранты)
Разрешительная
По разрешению милиции
Уведомительная
По уведомлению принимающей стороны
Разрешение не требуется
По адресу жилого помещения По адресу жилого помещения, предприятия, посреднической и др. организации
Регистрация в милиции Сдача уведомления в ФМС или отправка по почте
Сложная процедура, требующая:
● письменно подтвержденного согласия всех постоянно проживающих в арендуемом жилье и личной явки их вместе с мигрантом в милицию;
● соблюдения душевого норматива жилой площади (в некоторых регионах в соответствии с местным законодательством)
Простая процедура, предполагающая лишь поиск мигрантом принимающей стороны и отправку уведомления
Разрешение на работу
(безвизовые иммигранты)
Разрешение на наём мигранта выдается работодателю Разрешение на работу (трудовую карту) получает мигрант лично
  Работодатель уведомляет миграционную службу о найме иностранного работника
Длительная многоэтапная процедура Простая процедура
Квоты
Только для визовых мигрантов Отдельно для визовых и безвизовых мигрантов

Новый подход к управлению миграцией оказался весьма эффективным: если раньше, по данным различных исследований, регистрировалось не более половины мигрантов, то теперь подавляющее большинство из них уведомляет о своем местонахождении в России, «объем нелегальной трудовой миграции снизился как минимум в 2 раза» [42], удвоилась налогооблагаемая база за счет труда мигрантов. Вместе с тем, прошедшие 2 года действия новых правил обнаружили в них немало недостатков.

Самый серьезный из них проистекает из того, что трудовая карта не гарантирует официальной занятости. Мигрант, как и раньше, может быть нанят «по-черному». В этом случае работодатель не сообщает о его найме. Эта коллизия дала почву Москве для атаки на новую миграционную политику и на самих мигрантов. Так, мэр города Ю.М. Лужков пишет: «В Москве с начала года выдано 500 тыс. разрешений на работу, но официально устроились на нее лишь 150 тыс. Спрашивается, где остальные 350 тыс. человек и чем они заняты? Нет ли тут взаимосвязи, например, с тем, что по сводкам правоохранительных органов, раскрытых и расследованных 40% преступлений от общего их числа совершаются в городе приезжими?» [43].

Странно звучит вопрос «Чем они заняты?» Трудовые мигранты приезжают ради заработка, и понятно, что все или почти все они работают. Мониторинг нового законодательства, проведенный московским офисом Международной организации по миграции и ОБСЕ в 2007 году, подтверждает это и без того ясное предположение: 90% мигрантов работали, в том числе и те, кто не имел разрешений. Неработающие в большинстве искали работу. Таким образом, налицо попытка переложить на мигрантов ответственность за общие недостатки рынка труда. Проблема сокращения нелегальной занятости многоаспектна, ее невозможно решить с помощью одного миграционного законодательства, не затрагивая общий порядок регулирования трудовых отношений в стране.

Дискуссия в Москве по поводу первых итогов новой миграционной политики явно обнаруживает стремление к попятному движению, к старым порядкам. «Мы ставим вопрос в Москве очень четко: уведомительный принцип [регистрации, примечание авторов] для нас неприемлем»; «Разрешение на работу нужно выдавать не иностранному работнику, а работодателю» [44], — считает мэр Москвы Ю.М. Лужков. Но ведь мы это уже проходили. Уже выдавали разрешение работодателю и имели 80-90% нелегальных работников-мигрантов. Новый подход позволил сократить эту долю наполовину. Хотя это еще не решение проблемы, но все же ощутимое продвижение на пути к такому решению. Безусловно, миграционное законодательство нуждается в дальнейшем совершенствовании, но уповая преимущественно на административные рычаги воздействия, этого не достичь.

Наряду с критикой Москва выдвигает конструктивные предложения. Например, организацию «одного окна», где бы мигрант мог оформить все документы сразу, введение пластиковой «карты иностранного гостя» [45]. Однако при этом предпринимаются попытки ввести дополнительные контрольные процедуры, противоречащие федеральному законодательству и стирающие эффект либеральной политики. Например, предлагается регистрировать лишь тех мигрантов, кто уже заключил и представил договор найма жилого помещения [46], а трудовую карту выдавать лишь тем, кто уже нашел работу в пределах выделенной квоты.

Эти предложения снова будут выталкивать мигрантов в нелегальную сферу либо заставят их искать обходные пути получения необходимых документов, что неизбежно создает коррупционный шлейф.

В Москве, как и в других крупных городах страны, практически нет дешевого жилья (ни муниципального, ни частного), оплата которого была бы сопоставима с заработком и где любой человек мог бы зарегистрироваться. В привилегированном положении оказываются мигранты, имеющие в городе родственников или друзей, у которых можно зарегистрироваться. Но таких мигрантов становится все меньше, по мере того, как их общая структура сдвигается в сторону среднеазиатских народов. «Чужих» же москвичи в силу разных причин часто не соглашаются регистрировать по своему адресу, даже если принимают квартиранта.

Проблему «адреса» до конца не устранили даже новые правила регистрации. Более того, резко расширенное толкование «принимающей стороны» в новом законодательстве было вызвано именно слабым развитием рынка жилья и его несоответствием потребности крупных городов страны в трудовых мигрантах. Московская администрация вновь пытается возобновить адресную регистрацию, ничего не сделав для того, чтобы расширить ее возможности.

В миграционной программе на 2008-2010 годы Москва вышла с инициативой строительства дешевых гостиниц, в чем, бесспорно, крайне нуждается город. Но то, как они позиционируются: «административно-бытовые городки для иностранной рабочей силы» [47] — способно усилить отчуждение между мигрантами и москвичами, которые не меньше, чем приезжие, нуждаются в дешевом жилье. Вот если селиться в таких «городках» получат равное право все — и жители города и приезжие, это будет воистину бесценное начинание, но пока что это лишь намерения.

Претензии в неадекватности требований объективным условиям можно предъявить и намерениям вновь жестко привязать мигранта к работодателю. Методы найма мигрантов вообще обсуждаются вне связи с экономикой, уровнем налогообложения и доходов предпринимателей, размерами предприятия и характером его деятельности. Тщетно искать в мотивировках «законников» оценки вероятных размеров банкротств, экономических потерь, сокращения рабочих мест для своих граждан в результате чрезмерно жесткого миграционного контроля. Поэтому так часто миграционная политика оборачивается барьерами для собственной экономики.

Обратим внимание на следующий тезис Московской миграционной программы. Его суть сводится к тому, чтобы сокращать прием иностранных работников, замещая их «трудовыми ресурсами, привлекаемыми из регионов России». Эта установка находится в вопиющем противоречии с интересами страны и способна серьезно подорвать ее геополитические позиции. Как было показано выше, Москва и так притягивает около 40% внутренних мигрантов, опустошая окрестные области и постоянно раздвигая ареал своего притяжения, уже простирающийся до Волги. Согласно недавно озвученным оценкам нового генплана города, население Москвы и Московской области вместе к 2025 году превысит 20 млн. человек против 17 млн. в 2007 году. При этом к населению 2025 года необходимо добавить около 4 млн. временно проживающих [48]. Итого получим около 25 млн. человек. На фоне прошлых тенденций эти оценки не кажутся чрезмерными.

Естественная убыль населения в Московском регионе за период рассматриваемой перспективы составит около 3 млн. человек. Таким образом, за счет мигрантов и их потомков должно быть получено 6 млн. новых москвичей (считая запроектированный прирост населения и миграционный прирост, необходимый для компенсации естественной убыли). Приплюсовав временных мигрантов, выйдем на 10 млн. человек. Это больше, чем внутренний миграционный потенциал всей России. Отдавая приоритет мигрантам из российских регионов, Москва, действительно, способна сильно ускорить их обезлюдение. Россияне и в отсутствие каких-либо преференций стремятся в Москву, интересам же остальной России соответствовали бы предпочтения столицы как раз в пользу иностранной рабочей силы.

При прочих равных условиях, чем больше внутренних мигрантов будет притягивать Москва, тем более «иностранными» окажутся регионы России. Дирижирующая роль Москвы в миграционных процессах страны, к сожалению, упускается из виду.

Ссылки по теме номера

  1. Вендина О. Москва этническая: грозит ли городу геттоизация?
  2. Дробижева Л., Арутюнян Ю., Кузнецов И. Выходцы из Закавказья в Москве
  3. Мкртчян Н. Из России в Россию: откуда и куда едут внутренние мигранты
  4. Махрова А. Рынок жилья и расселение в Московском регионе
  5. Миграция в России: западный дрейф
  6. Слука Н. Глобальные города
  7. Харькова Т., Кваша Е. Россияне и москвичи не равны перед лицом смерти
  8. Чистякова Н. Население северной столицы
  9. Филиппов В. Как менялся этнический состав москвичей
  10. Литвинов В. Миграция и заболеваемость туберкулезом в Москве
  11. Подвойский Г. Сколько трудовых мигрантов требуется Москве?
  12. Стельмах В. Москва: «маленький» Кавказ — большие проблемы
  13. Арутюнян Ю. О потенциале межэтнической интеграции в московском мегаполисе
  14. Пешкова В. Контент-анализ прессы Московского мегаполиса об азербайджанской общине
  15. Бочаров Ю. Трансформация столицы: от Ленина до Путина
  16. Садовская Е. Перенос столицы из Алма-Аты в Астану и его влияние на миграционные процессы в Казахстане
  17. Карачурина Л. Мигранты и рынки труда крупных российских городов: согласование взаимных интересов
  18. Вендина О. Стратегии развития крупнейших городов России: поиск концептуальных решений
  19. Лебедушкина О. До Москвы одна ночь
 

Примечания

[1] Зубаревич Н.В. Агломерационный эффект или административный угар? // Российское экспертное обозрение. 2007. № 4–5.

[2] Полян П.М., Селиванова Т. Городские агломерации России и новые тенденции эволюции их сети (1989–2002 гг.) / Горные страны: расселение, этнодемографические и геополитические процессы, геоинформационный мониторинг: материалы международной конференции, Ставрополь — Домбай, 25–30 сентября. М. — Ставр.: Издательство СГУ, 2005. С. 290.

[3] Глушкова В.Г. Московская агломерация / Энциклопедия «Москва», М., 1997.

[4] Московский столичный регион: территориальная структура и природная среда (опыт географического исследования) / Под ред. Г.М. Лаппо, Г.А. Гольца, А.И. Трейвиша. М., 1988. С. 137.

[5] Там же. С. 149.

[6] Московский столичный регион на рубеже веков: новейшая история и пути развития / Бабурин В.Л., Битюкова В.Р., Казьмин М.А., Махрова А.Г. Смоленск: Ойкумена, 2003. С. 44–54; Махрова А. Рынок жилья и расселение в Московском регионе // Демоскоп Weekly. 2006. 22 мая — 4 июня. № 247–248 [demoscope.ru/weekly/2006/0247/tema01.php].

[7] Смидович С.Г. Проблемы регулирования миграции в Москве / Миграционные процессы. Прошлое. Настоящее. Будущее. Сборник материалов X и XI Московско-берлинских международных семинаров. М.: 2005. С. 39.

[8] Козаков А. Кто участвует в детородном процессе? // Квартирный ряд. 2005. 1 сентября.

[9] Данные столичного Управления внутренних дел. См.: 3000 учащихся столицы изучают русский язык как иностранный // Мосинформ. 2006. 20 июня. [www.educom.ru/ru/department/news/news_detail.php?ID=4329].

[10] Моисеенко В.М., Переведенцев В.И., Воронина Н.А. Московский регион: миграция и миграционная политика. Московский центр Карнеги. Рабочие материалы. 1999. № 3. С. 7.

[11] Там же. С. 42–44.

[12] Население России — 1995. Третий ежегодный демографический доклад / Отв. ред. А.Г. Вишневский. М., 1996. С. 86.

[13] Коэффициент суммарной рождаемости показывает, сколько в среднем детей родит женщина на протяжении всей жизни при сохранении повозрастной рождаемости данного года.

[14] Демографический ежегодник России, 2007. М.: Росстат, 2007. С. 96–98.

[15] Метро. 2006. 23 сентября.

[16] Моисеенко В.М., Переведенцев В.И., Воронина Н.А. Московский регион: миграция и миграционная политика. Московский центр Карнеги. Рабочие материалы. 1999. № 3. С. 16–18.

[17] Возможно, качество медицинской помощи является одним из московских мифов, но для пожилых людей это является практически неоспоримым.

[18] Назарова Е. Миграция в столицах и крупных городах мира (со ссылкой на: Friedmann J., Lehrer I.A. Urban Policy Responses to Foreign In-migration // Journal of the American Planning Association. 1997. Vol. 63. No. 1. P. 61–68) // Этнодиалоги. 2008. № 2 (28). С. 74.

[19]Моисеенко В.М., Переведенцев В.И., Воронина Н.А. Московский регион: миграция и миграционная политика. Московский центр Карнеги. Рабочие материалы. 1999. № 3. С. 7.

[20] Пространственно-временной анализ системы расселения Московского столичного региона. Препринт / Под ред. Н.В. Петрова. М.: ИГАН, 1988. С. 85.

[21] Смидович С.Г. Проблемы регулирования миграции в Москве / Миграционные процессы. Прошлое. Настоящее. Будущее. Сборник материалов X и XI Московско-берлинских международных семинаров. М.: 2005. С. 37.

[22] Пространственно-временной анализ системы расселения Московского столичного региона. Препринт / Под ред. Н.В. Петрова. М.: ИГАН, 1988. С. 85.

[23] Вендина О. Мигранты в Москве — рост этнокультурного разнообразия или социальной напряженности? // Миграция и урбанизация. Под ред. Ж.А. Зайончковской. М., 1999. С. 302.

[24] Арутюнян Ю.В. О потенциале межэтнической интеграции в московском мегаполисе // Социологические исследования. 2005. № 1.

[25] Демина Н. Москва слезам не верит: межэтнические проблемы мегаполиса // Полит.ру. 2006. 10 ноября.

[26]Сколько русских осталось в Москве? // Сайт «Русская цивилизация» [www.rustrana.ru/article.php?nid=3209].

[27] Михаил Москвин-Тарханов, депутат Мосгордумы. Нельзя допустить появления гетто // Москва. Тематическое приложение к газете «Известия». 2006. 15 июня. № 104.

[28] Москва и регионы. 2008. Март. С. 56.

[29] Арутюнян Ю.В. О потенциале межэтнической интеграции в московском мегаполисе // Социологические исследования. 2005. № 1.

[30] Мищенко Г.Е. Города и поселки — спутники Москвы / Города-спутники. Сб. статей. М., 1961, с. 46.

[31] Моисеенко В.М., Переведенцев В.И., Воронина Н.А. Московский регион: миграция и миграционная политика. М.: Московский Центр Карнеги, № 3 1999, с. 8.

[32] Словарь иностранных слов / Под ред. И.В. Лёхина и проф. Ф.Н. Петрова. М., 1955, с. 714.

[33] Закон Российской Федерации «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» от 25 июня 1993 года № 5242-1.

[34] Численность и миграции населения Российской Федерации в 1998 году. (Статистический бюллетень. / Госкомстат России. М., 1999, с.103.

[35] Инструкция о порядке вселения граждан в жилые помещения в г. Москве, п. 3.6. Утв. расп. Департамента муниципального жилья и жилищной политики от 09.08.1999 № 68.

[36] Закон г. Москвы от 14 сентября 1994 г. № 15-67.

[37] Распоряжения мэра г. Москвы «О порядке учета и оформления иностранных граждан, работающих в сфере услуг города Москвы» от 13 октября 2000 г. № 1090-РМ и «О порядке учета иностранных граждан, работающих на городских рынках, ярмарках, в торговых центрах, торговых комплексах, торговых рядах и торговых домах, расположенных на территории г. Москвы» от 7 мая 2001 г. № 447-РМ.

[38] Приказ Московского комитета образования Правительства Москвы от 21.09.99 № 567 «Об усилении безопасности в образовательных учреждениях».

[39] Об этом свидетельствует Постановление Правительства г. Москвы «Об утверждении Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в городе Москве» от 06.04.2004, № 189-ПП.

[40] Юрий Лужков пообещал москвичам, прожившим в городе более 10 лет, квартиры на льготных условиях. www.irn.ru/articles/9223.html

[41] Имеются в виду новый федеральный закон «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации» (№ 109-ФЗ) и закон «О правовом положении иностранных граждан» (№ 110-ФЗ), принятый в новой редакции. Оба закона были введены в действие с 15 января 2007 г.

[42] Выступление директора Федеральной миграционной службы России К. Ромодановского на расширенном заседании коллегии ФМС России 31 января 2008 г. www.fms.gov.ru/press/publications/news_detail.php?ID=9792

[43] Лужков Ю. «Москва — не проходной двор» / Российская газета. Федеральный выпуск. № 4493 от 16 октября 2007 г.

[44] Лужков Ю.М. «Москва — не проходной двор» / Российская газета. Федеральный выпуск. № 4493 от 16 октября 2007 г.

[45] Гость с электронной картой. //Москва и регионы. Январь-февраль 2008 г., с. 56-59.

[46] www.rbc.ru

[47] Московская городская миграционная программа на 2008-2010 годы

[48] Будущее Москвы / Деловая газета «Взгляд», 13 апреля 2007

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

11:58 Двух чиновников в КНДР публично расстреляли из зенитки
11:57 Пенсионер отверг свою вину в домогательствах к ребенку в самолете
11:42 Суд взыскал с IKEA свыше 507 млн рублей в пользу бизнесмена Пономарева
11:37 Суд Петрозаводска снял с выборов «Яблоко» во главе с Ширшиной
11:16 СМИ узнали о стрельбе в подмосковной электричке
11:01 «АвтоВАЗагрегат» признан банкротом
10:51 Минэкономразвития пересчитало цены на нефть до 2019 года
10:41 Российских хакеров обвинили в атаке на исследовательские центры США
10:23 При взрыве у посольства КНР в Бишкеке погиб человек
10:18 Экспертиза «Полит.ру»: В ситуации с цыганами Лощиновки власти не нарушали закон
10:14 СМИ назвали возможных преемников главы Узбекистана
09:49 Роскосмос объявил о начале подготовки к новому пуску с Восточного
09:31 МВД предложило брать по пять тысяч рублей за загранпаспорт
09:23 СМИ анонсировали отставку главы МУРа
09:03 Российских атлетов не пустят на Паралимпиаду-2018 в Южной Корее
29.08 22:27 «Полит.ру» проводит опрос о голосовании на выборах 18 сентября
29.08 21:05 Директора гимназии в Петергофе уволили из-за скандала с подделкой оценок
29.08 20:46 В МИДе осудили срыв гуманитарной операции ООН в Алеппо
29.08 20:36 МиГ-29 и Су-34 уничтожили учебные цели в стратосфере
29.08 20:12 Диего Марадону задержали по подозрению в подделке документов
29.08 20:06 Самолет ВВС Швейцарии пропал в горах
29.08 19:46 Карпы Мадагаскара вернули себе чешую
29.08 19:41 Сестра Марайи Кэри задержана по обвинению в проституции
29.08 19:39 СМИ назвали имя возможного преемника Ангелы Меркель
29.08 19:07 В Петербурге задержан украинский миссионер за нарушение «закона Яровой»
29.08 19:01 Москва потребовала от Киева предоставить доступ к заключенным россиянам
29.08 18:46 Редактор «Нового региона» рассказала о предсмертном письме Щетинина
29.08 18:26 Турция предоставила России гарантии безопасности в аэропортах
29.08 18:22 Дворкович сообщил о присутствии человеческого фактора в аварии на шахте «Северной»
29.08 18:09 Эксперт Георгий Чижов: У нового главы АП Украины в большой политике пока нет лица
29.08 18:01 СМИ сообщили о молитвах за Трампа в «Исламском государстве»
29.08 17:54 На Ставрополье убита кандидат в депутаты от ЕР
29.08 17:27 Татьяна Москалькова высадила журналиста из машины во время интервью
29.08 17:26 В Чечне по решению Кадырова объявлен режим ЧС
29.08 17:01 Медведев пообещал пересмотреть получение гражданства РФ
29.08 16:42 Установлено местонахождение домогавшегося до ребенка в самолете пенсионера
29.08 16:26 Работники «АвтоВАЗагрегата» вышли на трассу требовать зарплату
29.08 16:23 Более активные головастики быстрее распространяют инфекцию
29.08 16:15 Суд в Ереване освободил арестованного по запросу США россиянина
29.08 15:52 СМИ назвали имя нового главы управления собственной безопасности ФСБ
29.08 15:37 Эксперт Георгий Чижов: Недовольство цыганами в Лощиновке могло достичь критической массы
29.08 15:36 СМИ узнали о планах России и США с осени начать наносить удары по Алеппо
29.08 15:25 «Эксмо» потребовало от «Яндекса» удалить пиратские ссылки
29.08 15:15 Путин пропустит Генассамблею ООН
29.08 15:02 В Норвегии одним ударом молнии убило более 300 оленей
29.08 14:50 В СБУ сообщили о проверке существования тайных тюрем на Украине
29.08 14:42 Следствие по делу Варвары Карауловой завершено
29.08 14:28 Суд продлил срок следствия по «болотному делу» до 2017 года
29.08 14:23 «Юнона» успешно завершила первый оборот вокруг Юпитера
29.08 14:21 МЭР предложило запрет госзакупок при конфликте интересов
Apple Boeing Facebook Google NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия автопром Азербайджан Александр Лукашенко Алексей Навальный алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия Афганистан Аэрофлот банковский сектор Барак Обама Башар Асад беженцы Белоруссия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт болельщики «болотное дело» Борис Немцов Бразилия Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович «ВКонтакте» ВКС Владимир Жириновский Владимир Путин ВМФ военная авиация Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Донецк драка ДТП Евгения Васильева евро Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург естественные и точные науки ЖКХ журналисты закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан Канада Киев кино Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание кораблекрушение коррупция космос КПРФ кража Краснодарский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис культура Латвия ЛГБТ ЛДПР лесные пожары Ливия Литва литература Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкульт Минобороны Минобрнауки Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Нью-Йорк «Оборонсервис» образование ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан Палестинская автономия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко погранвойска пожар полиция Польша правительство Право «Правый сектор» преступления полицейских преступность происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии рейтинги религия Реформа армии РЖД Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростовская область РПЦ рубль русские националисты Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сбербанк связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие Совет Федерации социальные сети Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» «Справедливая Россия» спутники СССР стихийные бедствия Стихотворения на случай стрельба суды суицид США Таиланд Татарстан театр телевидение теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство Украина Федеральная миграционная служба физика Финляндия ФИФА фондовая биржа Фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков химическое оружие хоккей Центробанк Цикл бесед "Взрослые люди" Челябинская область Чечня шахты Швейцария Швеция школа шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129343, Москва, проезд Серебрякова, д.2, корп.1, 9 этаж.
Телефоны: +7 495 980 1893, +7 495 980 1894.
Стоимость услуг Полит.ру
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.