Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
29 июля 2016, пятница, 20:48
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

ТЕАТР

РЕГИОНЫ

24 сентября 2009, 08:54

Гендерные исследования как опыт публичной социологии в России

Гендерные исследования существуют в отечественной науке два десятилетия. Формальной датой их рождения можно считать апрель 1989 года, когда в очередном номере журнала «Коммунист» – главного идеологического органа СССР – появилась статья «Как мы решаем женский вопрос» Натальи Римашевской, Натальи Захаровой и Анастасии Посадской. «Мы исходим из того, что так называемое естественное разделение труда между мужчиной и женщиной имеет социальную природу», – заявляли авторы и ставили вопрос о новой научной дисциплине, содержанием которой явилось бы изучение социального неравенства, обусловленного полом. Хотя слово гендер в статье не упоминалось, в ней шла речь о патриархатных стереотипах, закрепляющих естественность, а, следовательно, неизбежность такого неравенства, и был обозначен современный подход к отношениям пола как социальным отношениям или, говоря иначе, гендерный подход.

«Женский вопрос» не только формулировался как социальный вызов, но из статьи вполне определенно вычитывался призыв к его публичному обсуждению: адресатом послания исследователей было «большое» общество, а не только профессиональное сообщество. Это было, по сути дела, актом публичной социологии, хотя название жанра пришло к нам  позже.

Между исследованиями и активизмом

Женщины-ученые, развивавшие новое направление социального знания – гендерные исследования, – одновременно чувствовали себя участницами демократических изменений[1]. Объектом их критики был советский гендерный порядок, получивший название «советский патриархат». В нем открывалось причудливое сочетание официальной идеологии равенства мужчин и женщин с неприятием ценностей эмансипации. Политика льгот, семейных пособий, развитая система общественного воспитания детей – и двойная занятость, точнее, двойной гнет, который испытывали женщины, разрывавшиеся между работой и домом.

Одновременно, изменения, происходившие тогда в России и на всем пространстве постсоциализма, осмысливались в гендерных исследованиях как «патриархатный ренессанс». В ответ на вытеснение женщин из экономики, политики и общественной жизни – в сферу частной жизни  (с этим, собственно, и связывался «патриархатный ренессанс» в переходных обществах) стало формироваться независимое женское движение. Его участницы осваивали гендерную тематику, открывая в ней новое понимание женского опыта и гражданской позиции женщины. Надо подчеркнуть, что новый дискурс был заряжен критикой не только «советского патриархата», но и нарождавшегося постсоветского порядка. Он содержал в себе требование его изменения в направлении подлинно демократической практики, основанной на фактическом равенстве прав и возможностей мужчин и женщин. Подобная практика не реализована в полной мере нигде в мире, поэтому речь идет здесь не о стремлении копировать «путь Запада», а о поддержке, усилении и развитии демократической тенденции в российском обществе.

Хотя в своей начальной стадии эти процессы, происходившие в России на двадцать лет позже, чем на Западе, обнаружили походные черты. Важнейшей из них была активистская роль интеллектуального ядра – ученых феминистской ориентации, разрабатывавших гендерную тематику. Развиваемый ими дискурс, консолидировавший независимое женское движение, неминуемо должен был вступить в конфликтные отношения с традиционализмом, который с советских времен определял государственный подход к решению «женского вопроса» и доминировал в общественном мнении. Оценивая сейчас этот опыт, политолог Светлана Айвазова делает вывод: «Провозглашение идеалов демократии и свободного рынка сопровождалось в тот момент распространением дискурса «прав женщин» и гендерного равноправия (например, в среде независимого женского движения)»[i].

В начале 1990-ых годов исследовательницы и активистки переживали своего рода эйфорию от того, что и государство, казалось, шло им навстречу. Доказательством этого было включение нормы, предусматривающей равенство возможностей мужчин и женщин в текст Конституции РФ (статья 19, часть 3 Конституции РФ). «Законодательный прорыв», совершенный при активном участии ученых и независимого женского движения, требовал подкрепления со стороны общественного мнения. Однако в обществе, никогда не жившем в условиях свободы и правовой защищенности, началось отторжение новых интерпретаций «проблем пола» и чуждого русскому языку понятия гендер. Характерно, что и убежденные традиционалисты, и жаждавшая обновления либеральная общественность увидели в самой постановке вопроса о гендерном равноправии парафраз советской идеологии, яростно отвергаемой как теми, так и другими.

Анализируя историю взаимоотношений российских демократов, «российских феминисток» и независимого женского движения, исследователи приходят к выводу о невосприимчивости партий демократической ориентации к идее гендерного равенства именно в тот период, когда эти партии были наиболее успешны в российской политике. Они начинали проявлять некоторый интерес к гендерной проблематике лишь по мере того, как сами становились маргинальными. Демократы и реформаторы – как политики, так и интеллектуалы – не были готовы признать гендерное неравенство серьезной проблемой российского общества, пронизывающей семью, образование, экономику, и, конечно, политику. В сущности, они были далеки от понимания, что ставить вопрос о достижении гендерного равенства – значит говорить языком современной демократии и обсуждать один из ее ключевых вопросов.

И все-таки 1990-ые годы в России неслучайно назвали «гендерным десятилетием», признавая значение начавшегося в тот период теоретического осмысления и, главное, – публичного проговоривания проблемы пола в культуре и общественной жизни. Конечно, в этом сыграл существенную роль внешний фактор – активность транснационального феминизма и международных фондов, поддерживавших гендерные исследования. Но, несомненно, главным оставался фактор внутренний – возможность гражданской и политической активности, появившаяся в постсоветском обществе на волне демократизации и вызвавшая потребность в диалоге между социальными учеными и обществом. Такой диалог, по определению американского социолога Майкла Буравого,  составляет суть публичной социологии.

Исследовательницы, развивавшие гендерный дискурс, по выражению культуролога Галины Зверевой, «присваивая концепты», «участвовали в создании новой постсоветской реальности»[ii], то есть одновременно развивали публичную социологию в России. Женские организации, объединившиеся вокруг Первого и Второго независимых женских форумов, состоявшихся в 1991 и 1992 годах в Дубне, создали прецедент, пытаясь совместно с исследовательницами развернуть общественную дискуссию и продвигать результаты гендерных исследований в СМИ и политику. Образование в Государственной Думе после выборов 1993 года фракции «Женщины России» было несомненным успехом в этом направлении, но успех превратился в вызов, поскольку выявил идеологическую и политическую разносоставность женского движения, усиливающийся раскол между движением и его интеллектульным ядром и, наконец, противоречивость позиций внутри самого интеллектуального ядра. Как писала позже журналистка Надежда Ажгихина, «разница между элитарными московскими и петербургскими группами, объединяющими высокообразованных женщин, в основном исследовательниц, знающих языки, получающих гранты и путешествующих по миру, и женскими группами в регионах России, создававшимися прежде всего как группы самопомощи, была слишком очевидной»[iii].

В то же время, в самом интеллектуальном ядре параллельно утвердились две противоположные теоретические и идейные позиции: активистски ориентированная и исследовательская. Они исходили из разного понимания природы, исторической глубины и перспектив «русского феминизма». Одни, как, например, та же Н. Ажгихина, доказывали, что женское движение и сам «русский феминизм» как его часть имеют давние традиции, глубоко своеобразны и имеют серьезный потенциал. Другие, напротив, обосновывали вывод о неподготовленности в российском дискурсе почвы для отечественного феминизма (Е. Здравомыслова и А. Темкина) и видели главную задачу освоения гендерной проблематики в России в умении «сохранять уважительную дистанцию по отношению к чужому» (Г. Зверева).

Если первые доказывали, что «Запад… уже не кажется русским феминисткам единственно верной моделью», поэтому надо иметь смелость опереться на отечественный опыт, то другие акцентировали чужеродность феминизма как фундаментального препятствия для развития гендерных исследований и практик женского активизма в России. Обе позиции родились из критического осмысления опыта «гендерного десятилетия», и, по сути дела, представители той и другой групп в равной степени столкнулись с препятствиями развитию гендерных исследований в духе публичной социологии – что более всего отвечало бы их задачам в постсоветской  России.

Новый этап

В первом  десятилетии  2000-ых идеологическим и политическим приоритетом стала не демократизация, а стабильность и укрепление «властной вертикали». Составляющая новой концепции – стремление ограничивать и контролировать гражданскую и политическую активность женщин, и пространство общественной дискуссии, отведенное для обсуждения связанной с этим проблематики. Теперь в ней доминируют темы демографических угроз и укрепления традиционной семьи, а терминология «равных возможностей», фактически, поглощена привычным советским определением «проблемы семьи, материнства и детства».

При всей безусловной важности вопросов демографии и семьи, было бы крайним упрощением считать, что ими можно заменить содержание гендерных исследований как «менее важное» или просто «надуманное» – это все чаще  приходится слышать. И было бы непростительной ошибкой не понимать, насколько важны гендерная составляющая и гендерный анализ таких болезненных социальных проблем, как падение рождаемости, низкая продолжительность жизни, будущее семьи и семейных ценностей, рост насилия в обществе, физическое и нравственное здоровье поколений. Результаты гендерных исследований должны быть известны и осмыслены как теми, кто принимает политические решения, так и общественным мнением.

Между тем, российское общественное мнение представляет сейчас крайне аморфное соединение традиционных и модернистских воззрений. В среде молодых людей разнонаправленность этих векторов стала очевиднее, а проблема их соотнесения – сложнее. С одной стороны, не только исследования, но и популярные молодежные журналы и Интернет-форумы доказывают, что российское поколение эпохи консьюмеризма и гламура в отличие от предшественников воспринимает гендерную тематику как более привычную и проявляет интерес к информации, которая в ней содержится. С другой стороны, нынешние молодые люди разделяют традиционные представления  гораздо более уверенно, чем их предшественники, еще не забывшие язык позднего советского эгалитаризма. В этом своеобразно выражается физиономия современной эпохи, сочетающей ценности крайнего индивидуализма, агрессивное стремление к личному успеху и неоконсервативную  идеологию, завоевывающую публичную сферу, в которой ценности гендерного равноправия вытесняются на дальнюю периферию. Вместе с тем ориентация молодых мужчин и женщин на экономическую независимость, карьеру и успех становится все более массовой. Это усиливает противоречивость гендерных представлений, делая их все менее способными смягчать переживаемые современными людьми конфликты между убеждениями, культурными нормами, стереотипами мужественности и женственности – и индивидуальным опытом.

Можно считать знаковыми изменения, которые происходят, например, в представлениях о мужских и женских ролях в семье. Результаты сравнительных исследований, проведенных в начале 2000-ых годов в 35 странах[iv], показали, что хотя во всех постсоциалистических (переходных) обществах доминирующими являются традиционные взгляды, российские ответы выделяются в этом ряду наибольшей традиционностью (так, Россия находится на предпоследнем месте среди не согласившихся с тем, что «дело мужа – зарабатывать деньги, дело жены – вести домашнее хозяйство»). Наиболее гендерно-симметричные представления (то есть несогласие с данным суждением), высказаны мужчинами и женщинами, живущими в «старой Европе» – в Швеции, Норвегии, Нидерландах, Германии, Франции, – а  также в США.

Однако результаты современных исследований показывают, что российские ответы вряд ли можно интерпретировать как однонаправленное движение к «патриархальности». При более внимательном анализе обнаруживаются растущая напряженность между традиционными и модернистскими взглядами на распределение семейных ролей и крайняя противоречивость, внутренняя конфликтность  представлений о мужественности и женственности.

В своем стремлении опереться на семью и сохранить ее стабильность перед лицом сменяющих друг друга кризисов, российские мужчины и женщины действительно используют ресурс традиционных представлений, но он сводится, в конечном счете, лишь к акцентированию роли мужчины-кормильца. Опора на этот единственный ресурс слишком неустойчива, чтобы обеспечить «ренессанс» семейного патриархата. Скорее, в ответах российских респондентов всплывает одна из мифологем современного массового сознания, рожденная стремлением опереться на семью в обществе, где все остальные опоры поколеблены. При этом для ответов российских мужчин и женщин характерна достаточно высокая степень выраженности гендерного конфликта. Он переживается как на социальном, так и на межличностном уровне, но сравнительно редко осознается как реальная социальная и личная проблема. Есть основания предполагать, что с наличием этого глубоко спрятанного конфликта связано отвержение гендерной проблематики как якобы попытки уравнять мужчин и женщин или (что кажется еще более опасным) противопоставить их друг другу, посеять между ними враждебность. Поэтому и в тех случаях, где это может быть полезно, и в тех, где это очевидно губительно, традиционализм мыслится как надежное средство защиты от нынешних и грядущих проблем. «Общество риска» XXI века напротив, требует их современной диагностики, предупреждения или своевременного и современного лечения. Нежелание говорить об этом - опасный признак.

За ним стоит непривычка и неумение размышлять над тем, как строятся отношения мужчин и женщин в семье и обществе, убежденность, что подобные вопросы находятся на периферии общественного интереса, легко исчерпываются набором стереотипов и не занимают «обычных» людей, которые поглощены повседневными заботами, и в «обычной» жизни не ставят перед собой «философские» вопросы.. Как заметил на одном из семинаров молодой человек, юрист по образованию, «об этом (о гендерных проблемах) у нас мало кто задумывается. В Европе все-таки более размеренная жизнь, поэтому и люди могут там посидеть и пофилософствовать. Что интересно: они пофилософствуют и решат поэкспериментировать, что-то изменить, улучшить. У нас тоже любят философствовать, посидеть, попеть и потом это все быстро и резко забыть…» Возможно, это результат нашей слишком напряженной, столь трудной для понимания социальной жизни. А проблемы возвращаются – по закону бумеранга – как раз тогда, когда о них забыли и не готовы их решать.

О развитии гендерной чувствительности

Если к началу 2000-ых годов была проблематизирована возможность развития  в России гендерных исследований и независимого женского движения на их основе, то в первом десятилетии XXI века исследователи столкнулись со все более явным отторжением самой постановки вопроса в официально-государственном, публичном, повседневном дискурсе, наконец, с бесчисленными имитациями разговора «на гендерные темы».

Как известно, неразвитость дискурса означает, что тема табуирована в культуре или по тем или иным причинам не признается существенной. И то, и другое характерно для современного состояния обсуждения гендерной тематики в России. Одно из объяснений этого – повышенная социальная тревожность и массовый страх перед неопределенностью будущего. Однако психологи замечают, что при возрастании неопределенности, опасности или стресса готовность воспользоваться новой информацией возрастает, а восприимчивость к новым идеям усиливается.

Исследователи также обнаружили, что у женщин, вынужденных быстрее и радикальнее, чем мужчины, выходить из границ традиционной гендерной роли, уровень осознания опасности и стресса выше – именно поэтому они более открыты восприятию информации, которая содержится в гендерных исследованиях. Мы же, исследователи, видим в них также одно из наиболее перспективных направлений публичной социологии. Мы считаем, что одно из условий этого – участие сторонников и противников наших идей в обсуждении гендерной проблематики. И, наконец, мы считаем Интернет именно тем пространством, где дискуссия и результаты российских и международных гендерных исследований должны быть представлены  по возможности полно и разнообразно.


[1] Среди тех, кто начинал  российские гендерные исследования,  кроме авторов  упомянутой статьи,  следовало бы  перечислить многих, но, в первую очередь, надо назвать С. Айвазову, О. Воронину, Т. Клименкову, В. Константинову, Н.Шведову, З. Хоткину.


[i] АйвазоваС.Г. . Российские выборы: гендерное прочтение / Консорциум женских неправительственных объединений; Институт социологии РАН. М., 2008. С. 29

[ii] Зверева Г.И. “Чужое, свое, другое...”: феминистские и гендерные концепты в интеллектуальной культуре постсоветской России // Адам и Ева. Альманах гендерной истории. № 2. М.: ИВИ РАН, 2001. С 239, 263

[iii] Ажгихина Н. На пути  к обретению силы //  МЫ. Специальный выпуск. 2000. URL: http://www.owl.ru/win/info/we_my/2000_sp/05.htm

[iv] Исследование семьи и изменений гендерных ролей проводилось в 2002 г. в рамках международной программы социальных исследований. Ее результаты находятся в Едином архиве социологических данных // Софист : информационный бюллетень. 2006. № 17

Автор - доктор философских наук, социолог, Исполнительный директор Горбачев-Фонда.

См. также:

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

20:33 Тульских школьников заподозрили в самосуде над предполагаемым педофилом
20:18 Во Франции во время рейда задержаны двое предполагаемых террористов
20:07 Завершилась Международная олимпиада по лингвистике
19:35 Следователи московского ГСУ СКР уволились целой группой
19:20 СМИ сообщили о налоговом долге Facebook в несколько млрд долларов
18:57 IAAF вновь отказала Исинбаевой в участии в Олимпиаде
18:53 СМИ: с Потанина спросили за чужие долги, которых и не было
18:40 МИД Украины опроверг получение запроса о новом после РФ
18:34 Михаил Задорнов сыграет президента США в своем фильме
18:11 Французские депутаты почтили память погибших во Второй мировой в Крыму
17:47 Эрдоган обвинил генерала армии США в поддержке мятежников
17:41 ФТС опровергла повторные обыски в своем здании
17:17 Песков не нашел в графике Путина времени на футбол в Турции
17:12 РФ запросила предварительное разрешение Украины назначить Бабича послом
16:50 МИД РФ не оценил попытки «Джебхат ан-Нусры» сменить имидж
16:45 Комитет Госдумы рекомендовал отправить Бабича послом на Украину
16:23 Читатели «Полит.ру» объяснили назначение силовиков подготовкой к дестабилизации
15:57 Песков не увидел препятствий для продолжения Бельяниновым госслужбы
15:51 В ФТС снова пришли с обысками
15:39 На фиолетовой ветке московского метро снова устранен сбой в движении
15:31 В Швеции задержан разыскиваемый в России террорист
15:30 Полпред в ЦФО рассказал о новой работе бывшего ярославского губернатора
15:01 Захарченко выставил свои условия переговоров с Савченко
14:51 Паразиты заставляют обезьян держаться подальше от своих собратьев
14:45 Комитет Совфеда поддержал назначение Бабича послом на Украине
14:36 Прокуратура проверит нижегородские ЗАГСы за отказ поженить слепую пару
14:13 Задержан сбросивший кусок железа на мать двоих детей пенсионер
14:11 ФАС заподозрила «уважаемое яблоко» в контроле цен на айфоны
13:56 На крымские карты Google вернулись прежние названия
13:46 СМИ обнаружили российский жесткий диск весом 25 килограммов
13:38 ЦБ не стал менять ключевую ставку
13:19 Более половины опрошенных россиян заявили о возможности предотвращения теракта в Ницце
13:16 Клиенты Группы ВТБ оценят IT-разработки резидентов «Сколково»
13:10 Кельнский суд дал российским фанатам условные сроки за драку с испанцами
12:50 Правительство одобрило соглашение о размещении авиагруппы ВКС в Сирии
12:46 Солиста «Ответа Чемберлену» убили 17 ударами ножом
12:21 Тяжелоатлет Деманов рассказал о совете РУСАДА «предвидеть» запреты препаратов
12:12 Роспотребнадзор отказался от борьбы против валютной ипотеки
11:56 Украина заблокировала поставки продукции 243 российских компаний
11:45 Мутко сообщил о допуске 272 российских спортсменов на Игры в Рио
11:31 СМИ сообщили о возможном кандидате на должность посла России на Украине
11:22 Роскомнадзор решил оценить Pokemon Go на соответствие законам РФ
11:14 Корреспондент «Первого канала» назвал Исинбаеву «чемпионкой по прыжкам с парашютом»
10:59 Россия попросит суд заморозить зарубежные активы Украины
10:50 Продажи «Путинки» упали до низшего уровня за всю ее историю
10:42 Читатели «Полит.ру» оценивают назначение силовиков главами регионов и полпредами
10:24 СМИ назвали цену для провожавших сборную России на Олимпиаду
10:17 Подводный микроскоп зафиксировал поцелуи и войны кораллов
10:09 Клинтон посулила союзникам по НАТО помощь в борьбе с российской угрозой
10:02 Главком НАТО в Европе отметил впечатляющий прогресс армии РФ
Apple Boeing Facebook Google NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия автопром Азербайджан Александр Лукашенко Алексей Навальный алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия Афганистан Аэрофлот банковский сектор Барак Обама Башар Асад беженцы Белоруссия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт болельщики «болотное дело» Борис Немцов Бразилия Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович «ВКонтакте» ВКС Владимир Жириновский Владимир Путин ВМФ военная авиация Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Донецк драка ДТП Евгения Васильева евро Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург естественные и точные науки ЖКХ журналисты закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан Канада Киев кино Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание кораблекрушение коррупция космос КПРФ кража Краснодарский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис культура Латвия ЛГБТ ЛДПР лесные пожары Ливия Литва литература Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкульт Минобороны Минобрнауки Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Нью-Йорк «Оборонсервис» образование ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан Палестинская автономия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко погранвойска пожар полиция Польша правительство Право «Правый сектор» преступления полицейских преступность происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии рейтинги религия Реформа армии РЖД Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростовская область РПЦ рубль русские националисты Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сбербанк связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие Совет Федерации социальные сети Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» «Справедливая Россия» спутники СССР стихийные бедствия Стихотворения на случай стрельба суды суицид США Таиланд Татарстан театр телевидение теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство Украина Федеральная миграционная служба физика Финляндия ФИФА фондовая биржа Фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков химическое оружие хоккей Центробанк Цикл бесед "Взрослые люди" Челябинская область Чечня шахты Швейцария Швеция школа шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129343, Москва, проезд Серебрякова, д.2, корп.1, 9 этаж.
Телефоны: +7 495 980 1893, +7 495 980 1894.
Стоимость услуг Полит.ру
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.