Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
11 декабря 2016, воскресенье, 14:58
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

ТЕАТР

РЕГИОНЫ

19 ноября 2008, 09:50

Социологический конгресс: борьба с энтропией

'Полит.ру' уже обращалось к именитым социологам, которые поделились своими соображениями о конгрессе. Читал их рассказы, сопоставляя со своими впечатлениями. Попытавшись оттереть с экрана нечто бледно-розовое, я понял, что мои старания тщетны - это были буквы. Не думаю, что эта краткая заметка закроет тему Третьего всероссийского социологического конгресса, но кому-то надо сказать горькие слова правды. 'Полит.ру' будет радо предоставить печатные площади тому, кто сможет сообщить про конгресс что-нибудь позитивное, например, рассказать о запомнившихся / понравившихся докладах. Я же из всех цветов букв предпочитаю черный. Фамилии большинства персонажей в тексте не упоминаются намеренно.

Явка

Я рад, что В.А. Ядову и Б.З. Докторову удалось повстречаться со своими старыми знакомыми, с которыми они не виделись много лет. Возможно, ради того только и стоило провести конгресс. Не могу, впрочем, в полной мере разделить эту радость с нашими мэтрами, поскольку на мою долю такого счастья практически не выпало. Например, из нескольких десятков людей, которых я знал по серии семинаров, посвященных социальным исследованиям образования, из провинции (я не беру в расчет жителей Москвы и Петербурга, с которыми и так видишься довольно часто) до конгресса добрались лишь 3-4 человека, успевшие дослужиться до известных административных высот. Не думаю, что тут есть чему удивляться. Из заявленных 2,5 тысяч участников, конгресс, по утверждениям организаторов, собрал 'в реале' около полутора (и эта цифра вызывает некоторые сомнения, но уж какая есть). Было бы интересно посмотреть на географическое распределение, но что-то подсказывает, что Москва может занять лидирующие позиции, а большая часть той примерно тысячи, что не смогла доехать, - это молодежь из провинциальных университетов.

Возможно, поэтому в залах было так мало молодых лиц? Студенты виднелись только в коридорах в виде разводящих (огромное им спасибо, кстати), а аспиранты и молодые преподаватели / научные сотрудники явно не составляли большинства среди сидевших на заседаниях. Буду рад бодрой статистике от организаторов, которая это опровергнет.

Хаос и космос

Про первый день в здании Президиума РАН писали и говорили многие. Поразительно, что именно социологи не смогли просчитать пропускную способность столовой. Некоторые очевидцы утверждали, что стояли в очереди более часа.

Продолжение в помещениях ГУ-ВШЭ было гораздо более упорядочено. Высшая Школа Экономики как принимающая сторона вообще сделала невозможное, составив почти работавшее расписание в ситуации, когда оно самой природой организации конгресса было обречено на то, чтобы быть сорванным.

Совсем работающим расписание сделать не удалось, поскольку участники конгресса проявили по ходу дела изрядную долю изобретательности, перенося секционные заседания во времени (порой, на полдня) и пространстве (например, в другое здание, находящееся на противоположном конце Москвы), а то и вовсе отменяя их по договоренности в узком кругу. Возможно, поэтому всю первую половину дня 23-го я бродил по пустым аудиториям в тщетных попытках найти хотя бы одну работающую секцию из тех, что меня интересовали. Единственная с трудом обнаруженная была переполнена желающими (вероятно, наткнувшимися на нее раньше меня), так что войти туда не удалось.

Впрочем, все это казалось уже не столь удивительным после событий 22-го числа, когда послеобеденное заседание секции по социологии образования началось с попытки какого-то пожилого иностранного гостя сделать доклад на английском языке. В программе никаких 'иностранных' докладов по социологии образования не значилось. Докладчик был никому из присутствующих не известен. Вместе с тем, он был совершенно уверен в том, что непременно должен выступить с докладом именно в этой аудитории. После непродолжительных переговоров стало ясно, что он пришел на совершенно другую секцию, внезапно переехавшую на послеобеденные заседания из ГУ-ВШЭ в Институт социологии РАН. Дальнейшая судьба этого ученого мужа неизвестна, поскольку я довел его только до волонтеров-студентов, стоявших в коридоре, которые проводили его к организаторам. Особую комическую ноту ситуации придавало то, что название секции, в которой гость был намерен участвовать, было 'Россия в глобальном мире'.

К слову о глобальном мире: при наличии явно запланированных иностранцев, ни один указатель, ни одна надпись, имевшие отношение к конференции, не были продублированы по-английски.

Регламент на секциях удавалось держать далеко не всем. По установившейся традиции число докладчиков на секционных заседаниях регулировалось только фактом присутствия. Время, потребное для доклада, каждый определял для себя сам. Да и как иначе, если на свою долю в одном часовом заседании могло претендовать (по программе) до сорока докладчиков (!), а реально присутствующих было при этом, например, пять-шесть. Понятно, что и для шести час тесен. Что путного можно сказать за десять минут? Можно ли успеть задать хотя бы один вопрос докладчику? На некоторых секциях докладчики, одновременно выступавшие в роли ведущих, могли позволить себе больше остальных. Довелось видеть и спонтанное выступление одной дамы, которая просто попросила слова, внезапно встав с места после одного из докладов, и сделала сообщение о самой себе и своем месте в развитии социологии продолжительностью в один средний доклад. Секционные заседания благополучно затягивались и наползали на перерывы и друг на друга.

Содержание

В содержательном отношении конгресс можно считать умеренно провальным. Общее мнение злобной молодежи в кулуарах склонялось к тому, что, если не считать проблесков на пленарных заседаниях, вроде докладов иностранных гостей и острого выступления В. Радаева, то от 70% до 100% звучавшего (в зависимости от конкретного секционного заседания) находились где-то за пределами добра и зла. Буду рад, если участники конгресса тут же наполнят страницы газет бодрыми воспоминаниями, чтобы опровергнуть эту гнусную клевету, но что-то подсказывает мне, что не наполнят. Заробеют...

Помимо секционных заседаний, в программе были и круглые столы. Чем они отличались от секционных заседаний, было ясно не всегда, однако содержательность тех двух, на которых мне довелось побывать - по социологическим журналам и по социологии практик, - значительно превышала конвенциональные 0-30%. Расскажу о них немного подробнее.

Круглый стол по социологическим журналам

Круглый стол по журналам организационно действительно напоминал круглый стол. Участники сидели за П-образным столом (правда, частично спиной друг к другу) и высказывались по очереди. Восторженные зрители разместились во втором ряду вокруг основного стола на стоявших вдоль стен и специально принесенных стульях. Какое-то количество зрителей клубилось в коридоре, пытаясь пробраться в зал. Участники стола (в основном, главные редакторы) по очереди рассказывали о своих журналах, показывали, как они выглядят, иногда принимались раздавать свежие номера. Время от времени монотонное течение заседания прерывалось перепалками в стиле 'знаем мы, как вы с авторами работаете' и т. п.

Ведущий круглого стола тоже внес свою лепту в оживление собрания. По ходу представления он не слишком строго следил за регламентом, сделав исключение лишь для 'Журнала исследований социальной политики', который представляла Е. Р. Ярская-Смирнова. Когда Елена Ростиславовна, среди прочего, упомянула, что журнал получал финансирование от ряда международных благотворительных фондов, ведущий счел своим долгом прервать ее и напомнить о времени, прямо намекнув, что нечего тут о фондах, нечего... Е. Р., как и многие из присутствующих, была удивлена таким внезапным проявлением заботы о регламенте и спросила ведущего, не мог ли бы он сказать то же самое, но 'нежнее'. Ведущий, собрав всю свою нежность, снова попросил ее урезать раздел о фондах. Е. Р. возразила, что именно это независимое финансирование позволило продержаться на первых порах и поддерживать достаточную степень самостоятельности, и продолжила рассказ о журнале. Дальше, вплоть до самой 'Военной социологии', завершавшей список, все шло спокойно.

После этого несколько затянувшегося введения с представлениями по кругу не знаю, как все, но я лично настроился на то, что редакторы, наконец, поговорят о наболевшем. По ходу представлений наболевшее то и дело проскакивало. Почти все редакторы поминали 'список ВАК'. Одни - с гордостью за то, что их журнал входит в список, другие - с не меньшей - за то, что их журнал туда не входит. Впрочем, те, кто гордились своим отсутствием в списке ВАК, почему-то сообщали, что ведут работу над включением своего журнала в список. Всплывала и тема корчевателя. В. А. Ядов попытался успокоить собравшихся, сказав, что социологов эта история не касается, поскольку статья-то была по естественным наукам (не знаю, как остальных, но меня он не убедил). Из уст одного из редакторов прозвучала потрясающая жалоба о том, что раньше-то хорошо было, а вот ныне пошел вал статей по диссертациям, и журналы не справляются с этим потоком. Представитель журнала 'Телескоп' сказал, что в ответ на раздающиеся из ВАК требования об ужесточении рецензирования редакции журналов должны встать на защиту академических свобод и объединиться. Вопрос о рецензировании мог оказаться действительно довольно острым, поскольку редакторы только двух-трех журналов из полутора-двух десятков, представленных на круглом столе, открыто заявили о том, что статьи предварительно рецензируются. Остальные смогли лишь в туманной форме сообщить о том, что они 'работают с авторами'.

Разговор о наболевшем, однако, не сложился. Ведущий снова взял на себя инициативу и предложил залу задавать вопросы. Зал отозвался молчанием. Ведущий бодро начал: 'Ну, если вопросов нет, то...' Опасаясь, что все может перейти к другой части заседания, а про наиболее диковинное из наболевшего все забудут, я вскричал: 'Есть, есть вопрос!' и, добравшись до микрофона, спросил, каким образом  повсеместное введение рецензирования может помешать академическим свободам и зачем журналам следует объединиться на борьбу с этой напастью. В ответ представитель 'Телескопа' сказал, что необходимо создать такой портал, на котором были бы выложены хотя бы оглавления всех журналов (ему тут же напомнили про EcSocMan, поддерживаемый ГУ ВШЭ, в лабиринтах которого похоронено немало полезной информации, включая и ряд журналов). Вопрос про туманную связь свобод и рецензирования, к сожалению, не получил дальнейшего развития.

После этого ведущий с той же интонацией вернулся к тому, с чего было начал 'Ну, если вопросов нет, то...' Все замерли в ожидании продолжения банкета разговора о наболевшем. С той же радостью в голосе после микроскопической паузы ведущий продолжил: '... то мы закрываем заседание'. Занавес. Вот и поговорили...

Круглый стол по социологии практик

Круглый стол по социологии практик внешне ничем не отличался от обычного секционного заседания. Все те же парты, как в классе, докладчики, по очереди выходящие к доске. Радикальное отличие его от большинства секций состояло в том, что ядро программы составляли представители Европейского Университета в Санкт-Петербурге: сами В. Волков и О. Хархордин, только что выпустившие книгу 'Теория практик' (СПб: ЕУСПб, 2008), и их ближайшие коллеги и ученики.

Ядро это было несколько размыто неизбежными докладами 'со стороны'. Лучшим из них, на взгляд слушателей, наградивших героя бурными аплодисментами, стала энергичная импровизация одного из участников. Когда пришла его очередь, он встал и сказал примерно следующее: 'Когда я собирался на конгресс, то долго не мог понять, куда приткнуть свои тезисы. Долго перебирал названия секций. Наконец, нашел круглый стол с понравившимся мне названием и вписал их туда. Однако теперь, послушав то, что здесь говорилось, я решил, что не буду мучить вас тем, что придумал в качестве доклада накануне ночью'. Этим потрясающим признанием, подобного которому я не слышал еще ни на одной конференции, позволю себе завершить рассказ о содержательной части III Всероссийского социологического конгресса и перейти к заключительной части записок провинциала.

Что делать?

С организационной точки зрения многому можно было бы поучиться у наших иностранных коллег. Могу рассказать, как выглядит обычная конференция в области социальных и гуманитарных наук где-нибудь в США, Канаде, Англии или Австрии. Это представляется мне тем более важным, что недавно в популярном Живом журнале московского философа Елены Косиловой появилась (а чуть позже была перепечатана в еще более популярном журнале ivanov-petrov) подробная инструкция по организации унылых конференций еще советского образца, во всем подобных социологическому конгрессу. Я начал писать этот текст еще до того, как обнаружил заметки Елены, тем более считаю необходимым его закончить теперь, после того, как это случилось.

Итак, конференция. Все заседания, что пленарные, что секционные, имеют равную продолжительность, которая неукоснительно выдерживается. Обычно это полтора часа. Перерывы на кофе после первого и третьего заседания по полчаса, полутора-двухчасовой обед после второй. Эта жесткая сетка позволяет 'собрать' любое расписание из стандартных модулей.

Большая часть этих модулей - полуторачасовые секционные заседания. Каждое такое заседание включает три-четыре доклада. Соответственно, каждому докладчику достается от 20 до 30 минут, которые он может использовать на свое усмотрение. Обычно считается хорошим тоном говорить 15-20 минут, оставив время для вопросов и обсуждения.

Откуда берутся такие компактные 'секции'? Дело в том, что, в отличие от подавляющего большинства советских и российских мероприятий, которые я видел, на конференции принимают не отдельные доклады, а готовые секционные заседания из трех-четырех докладчиков и комментатора (ведущего). В результате, в задачи организаторов входят не распихивание сотен докладов по секциям из абстрактно-классификационных соображений и не раздумья о том, как вместить сорок докладов в часовое заседание, разбавленные надеждами на то, что большая часть все равно не приедет, а просто подсчет числа заседаний и определение потребного для их вмещения аудиторного фонда. Доклады, поданные вне сессий, составляют меньшинство. Обычно их, по договоренности с организаторами секционных заседаний, подпихивают в качестве 4-го доклада на подходящие сессии или создают специальные 'assembled sessions' (их обычно очень мало и на них, как правило, попадают молодые исследователи, недостаточно интегрированные в сообщество для того, чтобы создать сессию на основе предварительной договоренности с коллегами). Надо ли говорить, что в конференции участвуют все те, кто сделал заявку на доклад (за исключением внезапно заболевших)? Во всяком случае, половинная (или менее?) явка, как в нашем случае, немыслима. Еще одно важное негласное правило: приезжать на весь срок конференции. Участие в трехдневной, скажем, конференции исключительно в день (иногда и час) своего доклада (для многих практически норма в России) - это довольно редкое явление, обусловленное какими-то исключительными обстоятельствами.

В принципе, никто не мешал организовать и этот конгресс именно так (и, судя по всему, почти так и сложилось, например, 'ядро' круглого стола по социологии практик, о котором шла речь выше). Но, что характерно, никто и не помогал. Механизм формирования секций остался неясным. Люди, случайно близкие к организаторам конгресса, смогли выкроить себе отдельную секцию или круглый стол. Остальным оставалось лишь 'незаметно присоединиться'. По крайней мере, передовые технологии электронной подачи тезисов обслуживали именно этот сценарий.

Между тем, именно такая организация конгрессов 'снизу' и есть признак нормального функционирования самоподдерживающейся научной дисциплины, опирающейся на сложно структурированное сообщество исследователей.

Теперь о главном - об этом самом сообществе. В России (как это было и в СССР) организаторами конференций в подавляющем большинстве случаев выступают вузы, НИИ или, в лучшем случае, их временные объединения. Если инициатором и выступает научное общество, то оно поражено той же болезнью - его ячейки копируют административную структуру академических учреждений. Все международные конференции или семинары (заранее оговорюсь, что особая форма научной жизни - летние / зимние школы - сознательно исключается из рассмотрения), которые я видел, хотя и проходили территориально в том или ином университете, были организованы научными обществами или сетями исследователей, не имеющими четкого организационного оформления. Некоторые из них могут работать в одном и том же месте, но в целом, на конференции собираются люди из совершенно разных мест, преимущественно, не состоящие между собой в отношениях административного подчинения.

В чем проявляется это отличие? В России практически любой конференции / конгрессу подлежит модель административной отчетной конференции в НИИ. Только теперь это отчетная конференция с большим или меньшим числом трудноуправляемых гостей. Поэтому структура многих конференций отражает структуру организации (-ий), ее проводящей, или формальные классификации знаний. Если, например, в некоем институте есть сектор истории академии наук, сектор истории техники и сектор истории биологии, то на конференции будет организовано три таких секции, их председателями будут заведующие секторами, и все сотрудники обязаны будут отчитаться на них о проделанной за год работе. Заседание энтомологического конгресса (центром организации выступает формально Русское энтомологическое общество, а на деле - лаборатория систематики насекомых Зоологического института РАН) будет напоминать оглавление плохого учебника по энтомологии: будут секции по жукам (отряд Coleoptera), бабочкам (Lepidoptera), комарам-мухам (Diptera), осам-пчелам-муравьям (жалящие Hymenoptera) и т. д., независимо от того, какими проблемами занимаются исследователи, работающие с теми или иными группами насекомых. Чтобы гуманитарии могли представить себе степень нелепости подобного разделения на секции по отрядам насекомых, могу предложить им задуматься о формировании секций по географическому принципу: например, в одну попадают все те, у кого исследования идут преимущественно в Новосибирской области (чем бы они там ни занимались), в другую - те, у кого в Кемеровской и т. д.

В крупных международных научных обществах люди не отчитываются друг перед другом по секторам и лабораториям. Они сами, снизу, группируются и перегруппировываются по интересам. Для этого существует определенная инфраструктура: например, форумы и списки рассылки электронной почты, по которым распространяются первичные CFP (calls for papers). На самой конференции обычно много времени отводится под неформальное общение. В первый вечер (как правило, конференции начинаются вечером в день заезда) устраивается общий прием, организованный так, чтобы все участники имели возможность свободно перемещаться и общаться друг с другом (доклады начинаются только на следующее утро). Перерывы на кофе и обед, о которых уже написано выше, специально сделаны такими длинными. Завершает конференцию еще один общий прием или ужин. За это время можно вовсю наобщаться, выстроить планы на будущее, иногда даже обсудить возможность создания секции на следующий год. От одной конференции до другой участники нередко вовсе друг друга не видят, поскольку работают в разных местах, поэтому они рады общению. В качестве докладов на конференции привозятся полу- или почти совсем готовые тексты статей, а сами обсуждения по докладам нередко помогают улучшить текст статьи перед подачей в редакцию журнала или в сборник. Кроме того, в рамках конференций обычно проходят выборы: в состав редколлегий журналов, которые поддерживаются обществами (в России такого просто нет, ни поддерживаемых научными обществами серьезных журналов, ни ротации редколлегий, можно расслабиться сразу), в разного рода комитеты, обсуждаются совместные действия от имени общества и т. п. Про поиск работы и стажировок и встречный head-hunting я не говорю, хотя на некоторых конференциях значима и эта составляющая.

Побочный продукт этого -  целевое доведение докладов до заинтересованной и готовой к обсуждению аудитории. Да и сами доклады, как правило, в среднем более высокого уровня, чем то, что приходится видеть в России (поскольку, как правило, их делают по мотивам статей, которые готовят в серьезные издания, не публикующие тексты о корчевателях). Неформальная жизнь на такого рода конференциях также обычно более содержательна в научном плане. Это связано с тем, что с людьми, которых видишь раз в год-два, все еще не скучно поговорить о том, что научного они делали все это время, и можно поспорить за науку, не опасаясь, что будешь обречен постоянно натыкаться на этого же человека в коридоре до конца дней своих. Да и отспорено уже с ним или с нею обо всем навсегда и давно, поэтому лишь грустно молчим мы в наших институтах или говорим давно ожидаемые вещи, во исполнение мрачного ритуала, направленного на поддержание общины.

Чтобы не заканчивать на совсем мрачной ноте, добавлю надежды. Надеюсь, что рано или поздно 'научные работники' России тоже начнут собираться на конференции ради радости общения с коллегами, а не для того, чтобы без толку мучить друг друга (да, простите, выпал из рефлексивной исследовательской установки: соблюдать ритуал, конечно же). Надеюсь, еще при моей жизни. Но верю в это с трудом.

 См. также:

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

14:48 Глава RT ответила на слова Макфола об иноагентах
14:21 В Приднестровье начались выборы президента
14:05 Глава Киргизии пообещал не потерять новую конституцию
13:29 При взрыве в христианском соборе в Каире погибли 20 человек
13:21 Никита Михалков написал письмо Наине Ельциной
13:00 Путин выразил Эрдогану соболезнования после терактов
12:46 Число жертв терактов в Стамбуле достигло 38 человек
12:08 СМИ назвали главу МИД Италии новым премьером страны
11:39 Супруга главы отдела МВД Отрадного погибла при нападении
11:10 Глава Пентагона прибыл в Ирак с необъявленным визитом
10:51 Анкара заподозрила курдов в организации новых терактов
10:35 Глава ExxonMobil согласился возглавить Госдеп США
10:18 Макфол призвал приравнять RT и Sputnik к иноагентам
09:58 В Нижнекамске пожар в цеху привел к гибели пяти человек
09:39 СМИ рассказали о реакции США на поездку Путина в Токио
09:26 Авиация РФ помогла выбить ИГ из Пальмиры
09:13 В Стамбуле прогремело два взрыва
10.12 20:48 Михалков допустил критику «Ельцин-центра» без его посещения
10.12 20:33 В Петербурге умер старейший режиссер «Ленфильма» Сергей Микаэлян
10.12 19:52 НТВ показал «сенсационные откровения» оппозиционера Ильи Пономарева
10.12 19:24 Керри попросил у России «проявить милость» в отношении оппозиции в Алеппо
10.12 18:57 В ДТП на трассе под Оренбургом погибли семь человек
10.12 18:31 Иракская армия опровергла ошибочный удар ВВС США в Мосуле
10.12 17:58 Герман Греф стал медиаперсоной недели по версии «Полит.ру»
10.12 17:20 Глава антидопингового агентства США призвал исключить Россию из МОК
10.12 16:51 Мутко заявил о достижении Маклареном главной цели
10.12 16:24 Президенту Колумбии вручили Нобелевскую премию мира
10.12 16:08 Дочь Шойгу нашла «чудовищные ошибки» в учебниках по ОБЖ
10.12 15:56 Страны вне ОПЕК согласились сократить добычу более чем на 600 тысяч баррелей
10.12 15:32 Шипулин побил рекорд СССР и России по числу медалей на Кубке мира по биатлону
10.12 14:46 На Байконуре выдвинули новую версию причины аварии «Прогресса»
10.12 14:23 Вдова Ельцина назвала «лживыми» высказывания Никиты Михалкова
10.12 13:53 Минобороны организовало вывод мирных жителей с востока Алеппо
10.12 13:19 В Стокгольме состоится церемония вручения Нобелевских премий
10.12 12:54 Новый премьер Франции предложил продлить режим ЧП в стране
10.12 12:46 В Крыму более 15 тысяч человек остались без тепла из-за аварии
10.12 12:26 Новак подтвердил готовность России сократить добычу на 300 тысяч баррелей
10.12 11:52 В США военный вертолет экстренно сел на школьном футбольном поле
10.12 11:48 Billboard признал Мадонну женщиной года в музыке
10.12 11:30 В Мосуле при ошибочном ударе ВВС США погибли около 90 военных
10.12 10:50 СМИ узнали о планах Японии ослабить санкции и смягчить визовый режим с РФ
10.12 10:26 Samsung принудительно заблокирует в США все Galaxy Note 7
10.12 10:10 В Красноярске открыли первую в России церковь при торговом центре
10.12 09:44 Турцию обвинили в отправке в НАТО пророссийских чиновников
10.12 09:30 Команда Трампа высмеяла тему помощи со стороны России на выборах
10.12 09:20 Фигуристка Евгения Медведева установила мировой рекорд в короткой программе
10.12 01:51 Суд в Петербурге арестовал полковника Тимченко до 7 февраля
10.12 00:38 Президент Ганы заранее признал свое поражение на выборах
09.12 23:47 Суд арестовал главу угрозыска Калужской области
09.12 23:18 Армия Сирии прекратила наступление в Идлибе и Дамаске
Apple Boeing Facebook Google IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко погранвойска пожар полиция Польша похищение права человека правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина Условия труда ФАС Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие хоккей хулиганство Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129343, Москва, проезд Серебрякова, д.2, корп.1, 9 этаж.
Телефоны: +7 495 980 1893, +7 495 980 1894.
Стоимость услуг Полит.ру
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.